Email:
Пароль:

Александр Замазий (Вестник НАУФОР №4)

Александр Замазий, управляющий директор - руководитель аппарата Арбитражного центра при Российском союзе промышленников и предпринимателей (РСПП), рассказывает Ирине Слюсаревой о том, как проходила реформа института третейского разбирательства и каковы ее результаты на сегодня.

Доверие к третейскому разбирательству определяется уровнем правовой и бизнес-культуры, а также этическими и профессиональными стандартами участников

ИНСТИТУТ ЗРЕЛОГО ОБЩЕСТВА

- Александр, каковы предпосылки принятия нового законодательства о третейском разбирательстве и всего последовавшего за этим комплекса изменений, которые принято называть реформой третейского судопроизводства?

- Прежняя система третейского разбирательства в Российской Федерации подвергалась критике по ряду причин.

Представителям бизнес-сообщества хорошо известно, что если какой-то сегмент рынка не регулируется (не защищается), то он постепенно превращается в базар, а потом - в джунгли. Это утверждение применимо и к сфере третейского разбирательства, хотя его, разумеется, нельзя отождествлять с оказанием услуги в ее привычном понимании.

Ранее существовал очень либеральный уведомительный порядок образования постоянно действующих третейских судов (ПДТС). Это привело к тому, что количество третейских судов, по разным подсчетам, доходило до 2 тысяч. Из них реально функционировали на постоянной основе лишь несколько сотен, а остальные создавались для целей управляемого разрешения нескольких конкретных споров («карманные» третейские суды). Учитывая отсутствие в законе механизмов контроля за созданием и деятельностью третейских судов, в этой сфере было достаточно много различных злоупотреблений, за которые никого нельзя было привлечь к ответственности. Качество принимаемых решений и обеспечения процедуры разбирательства было низким. Как следствие, бизнес-сообщество и органы государственной власти утратили интерес и доверие к третейскому разбирательству.

Такое положение вещей привело к масштабной реформе института третейского разбирательства, которая была направлена на создание в России принципиально новой независимой системы арбитража, отвечающей высоким требованиям и стандартам мирового уровня.

Данная реформа была инициирована деловым сообществом, ради которого и в интересах которого институт коммерческого арбитража и существует. Отправной точной реформы можно назвать 14 декабря 2012 года, когда по итогам встречи с членами РСПП Председатель Правительства России дал поручение профильным ведомствам образовать рабочую группу в целях развития института третейского разбирательства.

Зачем это было нужно РСПП? Мы как ведущее и, возможно, самое влиятельное бизнес-объединение в России, представляем интересы деловых кругов на национальном и на международном уровне. Деятельность союза, в частности, нацелена на создание цивилизованной предпринимательской среды, на совершенствование стандартов ведения бизнеса. Достижению этих целей способствует развитие альтернативных способов разрешения споров - третейского разбирательства и медиации (посредничества), поскольку они предоставляют участникам экономических отношений профессиональный, эффективный и цивилизованный способ урегулирования споров.

- И какова же ситуация с коммерческим арбитражем теперь?

- В ходе третейской реформы был принят Федеральный закон «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации», а также были внесены изменения в Закон Российской Федерации «О международном коммерческом арбитраже» и ряд других законодательных актов.

На смену постоянно действующим третейским судам пришли постоянно действующие арбитражные учреждения (ПДАУ). Понятие «третейский суд» тоже сохранилось, но в терминологии нового закона оно означает единоличного арбитра или коллегию арбитров, то есть непосредственно третейских судей, которые рассматривают спор. В свою очередь, «арбитражным учреждением» (арбитражным центром) стало называться подразделение некоммерческой организации, которое выполняет функции по администрированию арбитража, то есть организационное обеспечение арбитража (ведение делопроизводства, организация сбора и распределение арбитражных сборов, назначение и отвод арбитров и так далее).

По новому закону арбитражные учреждения могут создаваться только при некоммерческих организациях. Прежний упрощенный уведомительный порядок создания был заменен на разрешительный. С 1 ноября 2017 года осуществление функций арбитражного учреждения возможно лишь на основании специального права, предоставляемого органом государственной власти. Для получения такого права некоммерческой организации необходимо соблюсти высокие требования к рекомендованному списку арбитров, а также пройти проверку по таким критериям как репутация, масштаб и характер деятельности.

Лицам, не получившим в установленном порядке право на осуществление функций арбитражного учреждения, администрировать арбитраж запрещается. В случае нарушения данного запрета решение третейского суда считается принятым с нарушением процедуры, предусмотренной законом. Такое третейское решение, соответственно, невозможно будет исполнить принудительно.

На сегодняшний день из нескольких тысяч смогли обеспечить выполнение новых законодательных требований и получили право на администрирование третейских разбирательств лишь 3 некоммерческие организации.

РСПП получил «третейскую лицензию» на основании распоряжения Правительства РФ от 27.04.2017 № 798-р, которое стало первым в России распоряжением о предоставлении такого специального права. До реформы при РСПП более десяти лет функционировал Третейский суд. Арбитражный центр при РСПП продолжил его деятельность и одновременно стал правопреемником двух других третейских судов - Арбитражной комиссии при ПАО Московская Биржа (образована в 1994 году) и Третейского суда Национальной ассоциации участников фондового рынка (НАУФОР) (образован в 1997 году). На базе этих судов в Арбитражном центре была образована специализированная коллегия по разрешению финансовых споров.

- Вы не могли бы рассказать подробнее про объединение с Третейским судом НАУФОР и Арбитражной комиссией при Московской бирже. Зачем это было нужно?

- В Арбитражный центр при РСПП можно передавать любые категории внутрироссийских и международных споров, которые могут быть предметом третейского разбирательства, в том числе корпоративные и с участием физических лиц. При этом для разрешения споров, требующих особого профессионализма и специализации, формируются коллегии арбитров с многолетним опытом разрешения споров, отличающихся отраслевыми и иными особенностями.

Существовавшие при НАУФОР и Московской бирже третейские суды имели собственную богатую историю, накопленный опыт, корпус арбитров. Мы переняли этот опыт, взяли из него все лучшее, развили и дополнили, создав на базе этих судов, как я уже сказал, Финансовую коллегию Арбитражного центра при РСПП.

Коллегия создана для разрешения споров, возникающих в сфере обращения ценных бумаг, из производных финансовых инструментов, из договоров, заключенных на биржевых торгах, а также иных споров с участием финансовых организаций. Руководство коллегии осуществляют Александр Смирнов, управляющий директор по правовым рискам и комплаенсу ПАО Московская Биржа, и Кирилл Зверев, вице-президент НАУФОР.

Предусмотренная законом возможность правопреемства позволила сохранить действительность и исполнимость всех третейских соглашений, которые ранее были заключены в пользу судов-правопредшественников. Соответственно, стороны таких соглашений сохранили право передавать свои споры на разрешение арбитров, которые хорошо знакомы с отраслевым законодательством и спецификой правоотношений на финансовом рынке.

На сегодняшний день в финансовую коллегию поступило более десяти исков, по ряду из которых уже вынесены арбитражные решения. В основном это пока что споры, связанные с соглашениями об оказании брокерских услуг, а также договорами купли-продажи ценных бумаг. В одном деле рассматривались требования из депозитарного договора.

Кроме финансовой, в Арбитражном центре при РСПП есть и другие коллегии. Недавно у нас было подписано партнерское соглашение с Ассоциацией банков России и создана отдельная Коллегия по спорам в сфере банковской деятельности.

Как в целом повлияла реформа на развитие третейского разбирательства и стал ли арбитраж более востребован? Реформа и ее освещение в СМИ способствовали росту популярности арбитража, дали импульс для серьезных дискуссий и показали, насколько значительна роль третейских судов в нашей экономике и правовой системе. Бесспорным плюсом стало повышение интереса общества и бизнеса к институту третейского разбирательства. Сейчас мы наблюдаем рост обращений в Арбитражный центр при РСПП. В 2018 году количество дел составило 235, что на 50% больше предшествующего периода. В первом квартале 2019 года к производству принято более 80 исковых заявлений. Однако эта тенденция связана не столько с итогами реформы, сколько с нашей работой, предшествующей принятию нового закона. Обычно с момента заключения договора до возникновения спора и подачи иска проходит несколько лет, поэтому только сейчас мы и увидели результат. Вместе с тем, реформа, несомненно, позитивно сказалась на перспективах дальнейшего развития. Новое нормативное регулирование закрепило дружественный подход к третейскому разбирательству (проарбитражный подход). Прежде всего, была внесена ясность в вопрос о компетенции третейских судов. Теперь любые гражданско-правовые споры могут быть предметом третейского разбирательства, если иное прямо не предусмотрено законом. Применительно к финансовому сектору такое ограничение содержится лишь в законе о рынке ценных бумаг, согласно которому споры по договорам, заключенным форекс-дилерами с физическими лицами, не являющимися индивидуальными предпринимателями, не могут быть переданы на разрешение третейского суда. Законом установлено, что при толковании арбитражного соглашения любые сомнения должны толковаться в пользу его действительности и исполнимости. Была отменена норма, которая ранее фактически не позволяла включать третейские оговорки в договоры присоединения. ФЗ «О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг» тоже не содержит никаких ограничений на арбитраж, а соответствующие гарантии инвесторов связаны, прежде всего, с необходимостью раскрытия профессиональным участником информации, которая потенциально может повлиять на финансовый результат. Соответственно, условия сделок о порядке разрешения споров никак не влияют на результат инвестиционной деятельности. С 3 до 1 месяца сократился срок, отводимый по закону для выдачи исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда. При этом в арбитражной оговорке стало возможным предусмотреть, что заявление о выдаче листа будет рассматривать компетентный государственный суд по месту третейского разбирательства или месту нахождения взыскателя. Таким образом, кредитор избавлен от необходимости бегать за должником по всей стране от Владивостока до Калининграда. Как уже говорилось, одним из важнейших результатов реформы стал «уход со сцены» многочисленных структур, которые использовали третейское разбирательство в целях обхода закона или для легализации противоправных схем, чем дискредитировали всю систему, включая добросовестные арбитражные центры. Этот итог, как ожидается, приведет к оттепели в отношениях между третейскими и государственными судами, и с каждым годом судебная практика будет становиться все более проарбитражной. Возрастающему доверию к третейскому разбирательству со стороны судебной системы также будет способствовать снятие ограничений на участие в арбитраже для судей в отставке. Например, в рекомендованном списке арбитров Арбитражного центра при РСПП появились многие бывшие судьи, в том числе члены Президиума ВАС РФ, которые сейчас активно вовлечены в работу. В этом разрезе уже ощутимым положительным результатом стал «Обзор практики рассмотрения судами дел, связанных с выполнением функций содействия и контроля в отношении третейских судов и международных коммерческих арбитражей», утвержденный 26 декабря 2018 года Президиумом Верховного Суда Российской Федерации. Внесена полная ясность во многие вопросы, по которым до этого не было единообразной практики. Указанные изменения, касающиеся вопросов арбитрабильности и различных процессуальных аспектов, положительно влияют на стабильность и предсказуемость отношений в сфере третейского разбирательства: как на стадии самого спора, так и в рамках процедуры принудительного исполнения. Заключая третейское соглашение, стороны могут чувствовать себя уверенно, поскольку риски двусмысленного толкования норм закона и принятия «неожиданного» решения минимизировались. Таким образом, новое законодательство позволило избавиться от главных негативных факторов, сдерживавших широкое использование арбитража, сохранив при этом все его преимущества. Принятие нового закона - это, несомненно, большой шаг вперед, направленный на создание в России принципиально новой системы арбитража, отвечающей высоким требованиям и стандартам мирового уровня. Однако востребованность третейского разбирательства бизнес-сообществом, разумеется, не может определяться исключительно волей законодателя. Как справедливо отмечают многие эксперты, третейское разбирательство - это институт зрелого гражданского общества и развитой бизнес-среды. Доверие к нему определяется, прежде всего, уровнем правовой и бизнес культуры, а также этическими и профессиональными стандартами участников процесса - арбитров и юридических представителей сторон. И хотя по этим показателям Россия пока не занимает лидирующей позиции, учитывая серьезную поддержку со стороны органов государственной власти, можно выразить сдержанный оптимизм относительно того, что в скором времени третейское разбирательство станет значительно более популярным (а в каких-то сферах, возможно, даже традиционным) способом урегулирования как сложных споров, так и сравнительно простых дел.

- Каковы плюсы третейского разбирательства для компаний, работающих на финансовом рынке?

- В настоящее время сохраняется актуальность проблемы конфликтов между российскими компаниями, а также споров с участием иностранных инвесторов. Судебный порядок разрешения таких споров из-за своей длительности и невысокой эффективности не способен привести конфликтующие стороны к сравнительно быстрому и взаимоприемлемому выходу из спорной ситуации. Судебные процессы длятся годами, приводят к увеличению расходов российских компаний, причиняют прямой и косвенный вред инвесторам. В этой связи, благодаря своим очевидным преимуществам, институт третейского разбирательства может стать привлекательной альтернативой государственному суду.

Говорят, что разбирательство настолько хорошо, насколько хороши судьи, рассматривающие дело. В государственном суде рассмотрение спора, зачастую, поручается наименее занятому судье и у сторон отсутствует возможность согласовать требования, предъявляемые к судье.

Третейские суды как альтернатива государственному судопроизводству были популярны в разные эпохи и в разных странах благодаря тому, что в основе их работы было доверие. Основной смысл процедуры заключается в возможности выбора сторонами спора независимых арбитров: часто ими становятся бывшие или действующие адвокаты, юристы, много лет проработавшие в крупных компаниях и разбирающиеся в тонкостях бизнеса. Арбитрами также часто становятся известные ученые или авторитетные судьи в отставке.

У сторон есть возможность выбрать арбитра, с учетом различных критериев: квалификации, специализации, места жительства, знания языков, гражданства и так далее. Благодаря этому в разрешении конкретного спора могут участвовать профессионалы именно той сферы, с которой этот спор связан. Это позволяет при принятии решения учитывать известные лишь данным экспертам нюансы, а это, в свою очередь, положительно сказывается на удовлетворенности сторонами решением по делу.

Для третейских судей не составит труда разобраться в особенностях отношений с участием субъектов финансового рынка (брокеров, дилеров, управляющих компаний, банков) и правильно применить законодательство о рынке ценных бумаг, об организованных торгах. Им также хорошо знакомо регулирование, установленное на уровне ЦБ РФ, а также стандарты и условия договоров, разрабатываемые и утверждаемые саморегулируемыми организациями в сфере финансового рынка.

Особый негосударственный статус позволяет арбитрам действовать свободно и независимо. Стороны получают действительно равное отношение к каждой из них. Третейские суды разумно подходят к толкованию договора и всегда стараются защитить его действительность. Решение выносится в соответствии с условиями договора и с учетом обычаев делового оборота.

Таким образом, передача споров в Финансовую коллегию Арбитражного центра при РСПП при непосредственном участии спорящих сторон в формировании состава арбитража обеспечивает возможность получения предсказуемого результата и является гарантией объективного и компетентного (профессионального) рассмотрения спора.

Другое преимущество арбитража - процессуальный комфорт и конфиденциальность. Мы живем в цифровую эпоху с огромными потоками информации. Любая новость может попасть в сферу пристального внимания сторонних лиц, что может очень сильно влиять на деятельность компании. Вы помните нашумевший спор между Сбербанком и компанией «Транснефть»?

- Конечно, помню. НАУФОР уделяла этому спору очень серьезное внимание. Там оспаривалась правомерность сделки с производными финансовыми инструментами и «Транснефть» хотела занять позицию слабой, некомпетентной стороны, которую ввели в заблуждение.

- Именно так. Этот случай широко обсуждался в СМИ, что, конечно же, создавало определенную психологическую нагрузку как на судей, так и на представителей компаний.

Сначала стороны с переменным успехом судились в первой и апелляционной инстанциях, а затем сообщили, что достигли соглашения, детали которого не раскрыли. В итоге кассационный суд принял отказ от жалобы, но при этом стороны, чтобы сохранить в тайне условия мировой сделки, даже не попросили суд утвердить это урегулирование своим решением.

Все эти детали уже сами по себе показательны в свете обсуждаемых нами вопросов. Если бы спор, условно говоря, Сбербанка и «Транснефти» рассматривался, скажем, в Арбитражном центре РСПП, то даже сама информация о существовании такого конфликта не могла бы стать публичной. Разве что ее разгласила бы одна из сторон конфликта. Закон об арбитраже охраняет подобную информацию. Слушание дела проводится в закрытом заседании, а арбитры и сотрудники Арбитражного центра не вправе разглашать сведения, ставшие им известными в ходе арбитража, без согласия сторон.

И это преимущество нельзя недооценивать. Последнее время некоторые СМИ отслеживают сайты госсудов на предмет поданных исков к известным компаниям, и эта информация, которая размещена в режиме открытого доступа, к сожалению, может быть использована для неблаговидных целей. Сегодня любое сообщение о начале или окончании судебного процесса влияет на котировки акций публичной компании, что может использоваться для некорректной игры на фондовой бирже. С помощь такой информации может быть искусственно создана паника.

Или же, например, иск к какому-либо банку может спровоцировать резкий отток из него вкладов и возможные фатальные для этого банка последствия. Наоборот, предъявление банком требований к кредитору может спровоцировать лавинообразный поток требований от других кредиторов, что приведет к банкротству заемщика.

В рамках третейского разбирательства такие риски минимизированы, разбирательство никак не повлияет на репутацию сторон и не позволит конкурентам использовать материалы дела в целях антирекламы. Это особенно важно для крупных дел с участием публичных акционерных обществ, чьи рейтинги и котировки акций в этом случае не пострадают.

И конечно, сама процедура арбитража значительно более демократична и менее формальна. Государственный суд - это огромная машина, заточенная под рассмотрение больших объемов дел. Своего рода крупное предприятие, ориентированное на массовое производство. Там нет необходимой в ряде случаев гибкости и возможности кастомизации: настройки процесса под конкретные потребности, обусловленные спецификой правоотношений.

- А почему хорошо, что процедура арбитража менее формальна?

- Не все финансовые продукты одинаковы - есть сложные, есть и простые. Также на этапе заключения договора не всегда можно предугадать, какого характера спор может возникнуть между сторонами. При разбирательстве сложного дела сторонам может потребоваться несколько раундов обмена процессуальными документами, привлечение свидетелей или экспертов, проведение нескольких устных слушаний. А в простой ситуации, когда потребитель финансовой услуги банально ее не оплатил, эффективной будет ускоренная процедура по письменным документам.

Поскольку арбитражная процедура весьма гибкая, она может быть приспособлена для решения любого конфликта. То, что стороны и арбитры не связаны излишними формальностями, позволяет учесть особенности спора и, в зависимости от конкретных обстоятельств, организовать процесс максимально эффективно, в том числе, с точки зрения материальных и временных затрат.

Сроки разбирательства особо важны для некоторых компаний - нередко из-за возникших споров фирма вынуждена фактически приостановить свою деятельность до вынесения судом решения, например, чтобы понять как вести себя с другими контрагентами. Быстрота процедуры важна также в ситуациях, когда недобросовестная сторона предпринимает попытку вывести активы. При третейском разбирательстве соответствующих негативных последствий можно избежать или свести их к минимуму, а значит, избежать значительных убытков.

Арбитраж, в силу своей, скажем так, одноступенчатости (проходит в одну стадию), выглядит привлекательнее, нежели процедура, в рамках которой спор будет рассматриваться долгими месяцами (или даже годами) в разных судебных инстанциях и расходы на сопровождение такого спора будут огромными. Окончательное решение выносится третейским судом в одной инстанции в срок от 20 дней до нескольких месяцев, что значительно быстрее рассмотрения спора в государственном суде (с учетом наличия апелляционной, кассационной и надзорной инстанций).

Для третейского разбирательства характерна высокая процессуальная активность арбитров и сотрудников арбитражного учреждения. Арбитр заинтересован в скорейшем разрешении спора и написании решения, поскольку он получает гонорар только после этого. Третейские судьи располагают достаточным временем и могут позволить его тратить на то, чтобы разобраться в ситуации. Арбитр может назначать заседания хоть каждый день, а не «растягивать удовольствие» на месяцы, как это бывает в государственных судах.

Арбитражный центр тоже заинтересован в высоком темпе рассмотрения дела, поскольку это его репутация. При медленном администрировании стороны откажутся передавать споры в данное арбитражное учреждение.

-Какова стоимость арбитражного разбирательства?

- Арбитраж - это альтернатива государственному суду. Хотя конкурировать с ним очень тяжело, особенно когда размер пошлины такой низкий, как в России. Призывы увеличить государственную пошлину исходят уже от самого Верховного Суда.

Деятельность Арбитражного центра осуществляется исключительно за счет арбитражных сборов, то есть, без какой-либо дополнительной финансовой поддержки от РСПП, членов РСПП или иных внешних «дотаций». Эти сборы, хотя и выше государственной пошлины, но установлены на приемлемом для сторон уровне, как небольшой процент от цены иска. Размер сборов учитывает необходимость соблюдения высоких стандартов при проведении разбирательства с участием высококвалифицированных арбитров. При заниженных сборах могут возникнуть обоснованные сомнения относительно независимости третейских судей и самой организации, при которой создано арбитражное учреждение, в том числе, от находящихся в тени «спонсоров».

Сейчас минимальный арбитражный сбор при разбирательстве с одним арбитром составляет 55 тысяч рублей. Но если дело рассматривается без проведения устного слушания по письменным документам, то сбор снижается на 30%. Также в качестве меры, стимулирующей стороны к примирению, предусмотрено дополнительное 30-процентное уменьшение сбора при заключении мирового соглашения.

Следует также учитывать, что сторона, доказавшая свою правоту, потом получает полное возмещение третейского сбора, расходов на юридическое представительство и иных издержек, связанных с арбитражем за счет проигравшей стороны. Такой подход является хорошей мерой в борьбе с недобросовестной тактикой подачи бездоказательных исков лишь для того, чтобы надавить на контрагента и занять выигрышную переговорную позицию. Равным образов, оценив свои шансы в возможном третейском разбирательстве, должник скорее согласится добровольно исполнить свои обязательства, нежели ждать, когда его обяжет это сделать третейский суд, и при этом он еще понесет дополнительные расходы по возмещению истцу всех расходов на арбитраж.

Благодаря нынешней системе третейских сборов Арбитражный центр при РСПП не сталкивается с проблемой сутяжничества, что, например, характерно для государственных судов, которые из-за этого перегружены, что сказывается на качестве и сроках правосудия.

В нашем же случае третейское разбирательство является достаточно быстрым и доступным способом получения сторонами профессионального, тщательно мотивированного и окончательного решения по спору. Такое арбитражное решение обеспечивается принудительной силой государства и, при необходимости, на его исполнение выдается такой же исполнительный лист, как и на решение государственного суда.

Кстати, применительно к трансграничной деятельности следует помнить, что за рубежом решение третейского суда исполнить существенно проще, чем государственное. Существует единообразная процедура, предусмотренная Нью-Йоркской конвенцией 1958 года, к которой присоединилось, если не ошибаюсь, 159 стран-участниц.

Вот, пожалуй, все в общих чертах об особенностях третейского разбирательства.

Дата публ./изм.
29.04.2019