Email:
Пароль:
О НАУФОР
Членство в НАУФОР
Стандарты и рекомендации
Информационные материалы
Аттестация и обучение
Мероприятия
"Вестник НАУФОР"

Лариса Горбачева (Вестник НАУФОР №1 2017)

Лариса Горбачева, директор, руководитель департамента ценных бумаг АО КБ «Ситибанк», рассказывает Ирине Слюсаревой о том, что дает депозитарию практическое присутствие на фондовых рынках 63 стран и какие события в российской инфраструктуре она считает прорывами прошлого года.

КВАНТОВЫЙ СКАЧОК

Россия в процессе оптимизации корпоративных действий и соответствующей инфраструктуры пошла дальше, чем многие развитые европейские рынки

- Лариса, отличается ли практика работы западного кастодиана на российском рынке от практики депозитария? Существуют ли отличия в юридической трактовке их функций?

- В законодательстве некоторых государств есть разделение депозитариев на те, которые обслуживают свой собственный портфель, и те, которые поддерживают клиентский бизнес. В связи с этим разграничением существует термин «кастодиан»: под ним, собственно, и подразумевается депозитарий, который обслуживает клиентов, являющихся третьими лицами.

Депозитарий АО КБ «Ситибанк» является частью российского юридического лица и работает по лицензии, выданной российским регулятором. Соответственно, все правила, применяемые к депозитариям на российском рынке, применимы и к депозитарию Ситибанка.

В России у нас есть собственный портфель, но основной объем депозитарного бизнеса - клиентский, мы в первую очередь ориентированы на обслуживание клиентов и являемся клиентским депозитарием.

- Какую разницу функций предполагает эта классификация? Есть ли сервисы, которые может предложить только кастодиан?

- Организации, предоставляющие депозитарные услуги, получают депозитарную лицензию, а набор базовых услуг и сервисов, которые предоставляют депозитарии, определяется законодательством и является стандартным. Например, даже у центрального депозитария («ЦД») есть депозитарная лицензия, как и у любого другого депозитария на рынке.

Однако есть еще дополнительные услуги, которые депозитарии могут предоставлять клиентам, и вот они - различаются: это могут быть нестандартные процессы, дополнительная поддержка клиента и так далее. Все оговаривается в индивидуальном порядке.

- Удобно ли западному кастодиану российское законодательство и правоприменение? Удобна ли ему российская инфраструктура?

- Для Citi депозитарная деятельность является одним из основных направлений работы на финансовых рынках: мы предоставляем услуги прямого присутствия депозитария на рынках 63 стран, на хранении в депозитарии Citi глобально находится свыше 15 триллионов долларов клиентских активов (это 97% общей рыночной капитализации на рынках депозитарного присутствия Citi). Благодаря нашим экспертным знаниям, международному опыту, полученному Citi на рынках других стран - в Европе, в США, в странах Азиатско-Тихоокеанского региона, мы можем предлагать нашим клиентам необходимые операционные решения и интересные идеи, можем делиться ими - и с регулятором, и с инфраструктурой.

Совместное обсуждение позволяет понять, можно ли какие-то элементы нашего глобального опыта применить в России; что из этих знаний может быть полезно и что можно учитывать при дальнейшем развитии российского рынка.

К примеру, опираясь на мнения наших международных клиентов, депозитарий АО КБ «Ситибанк» активно поддерживал идеи создания единого центрального депозитария, единого центра корпоративной информации. Сегодня эти идеи воплощены в жизнь, реализованы и доступны для всех участников рынка ценных бумаг России.

- Как вы оцениваете возможность реальной имплементации такого опыта?

- На российском фондовом рынке за последние несколько лет произошла значительная консолидация инфраструктуры: создание Московской биржи и центрального депозитария, оптимизация и гармонизация расчетной инфраструктуры.

Все это дает большие преимущества и обеспечивает хорошую динамику, с которой сейчас развивается инфраструктура российского рынка ценных бумаг. По сравнению со многими другими рынками, российский еще очень молод, ему сейчас чуть больше двадцати лет. На протяжении большей части этого времени российский рынок жил по правилам, установленным в девяностые годы. С появлением центрального депозитария произошла структурная трансформация, изменился процесс расчетов сделок, сформировалось понимание окончательности расчетов.

Многие международные инвесторы (нерезиденты), вкладывающие в российский рынок, отмечают, насколько проще и прозрачнее стали расчеты, как продвинулась вперед инфраструктура российского рынка.

Основной блок наших клиентов - именно компании - нерезиденты РФ, которые обладают опытом работы на других мировых рынках. Поэтому мы регулярно проводим опросы клиентов об изменении инфраструктуры и о новых услугах, которые были бы интересны для международного инвестора. Когда представители наших международных клиентов приезжают с ежегодными визитами (так называемыми due diligence visits) в Россию, они встречаются с представителями центрального депозитария, Московской биржи, открыто обмениваются пожеланиями, с большим энтузиазмом реагируют на планы развития. Подобные встречи и беседы помогают нам расставить приоритеты в большом списке задач, которые стоят перед депозитарием. Так произошло с внедрением системы электронной сверки инструкций (pre-matching), когда рынок много лет жил, совершая сверки с контрагентом по телефону. По итогам продолжительных консультаций с многочисленными депозитариями и участниками рынка, центральный депозитарий внедрил электронную сверку. Для нашего департамента ценных бумаг это действительно стало очень большим шагом вперед, поскольку значительное время сотрудников операционного управления, занимавшихся расчетом клиентских сделок, раньше тратилось именно на осуществление сверки инструкций по телефону.

- Если уж мы заговорили об НРД, то как вы оцениваете их последние новшества: реформу корпоративных действий, например?

- Реформу корпоративных действий я бы назвала прорывом 2016 года. Безусловно, ее результаты во всей их совокупности мы еще не успели оценить, поскольку основные изменения в порядке осуществления корпоративных действий произошли уже после того, как завершился основной сезон годовых собраний акционеров. Для полной картины имеет смысл дождаться начала сезона годовых собраний акционеров в 2017 году.

Тем не менее, поделюсь первыми наблюдениями. От некоторых клиентов мы слышим о том, что российский регулятор в процессе оптимизации корпоративных действий и соответствующей инфраструктуры пошел дальше, чем многие развитые европейские рынки. Сейчас на российском рынке для клиента депозитария возможно участие в большом количестве корпоративных действий, в принципе, без предоставления дополнительных документов. Депозитарий на своей стороне обязан проверить актуальность и правомочность клиентских инструкций, клиентских документов, которые хранятся в файлах клиента, и убедиться в том, что клиент может принять участие в конкретном корпоративном событии или в собрании акционеров. Во многих странах для участия в голосовании на собрании акционеров продолжает требоваться бумажная доверенность, в то время как в России депозитарий имеет право представлять своего клиента в силу закона. Я действительно считаю, что это даже не шаг, а настоящий квантовый скачок для российского рынка ценных бумаг.

Уверена, что рынок положительно оценит те усилия, которые предпринял при реализации реформы корпоративных действий Национальный расчетный депозитарий. Огромную поддержку этой реформе мы видели со стороны регулятора: ведь потребовались значительные изменения в законодательные акты, регулирующие рынок ценных бумаг, акционерные общества, депозитарную деятельность. Мы видим, что эта работа продолжается, что центральный депозитарий готов развивать своей потенциал единого центра корпоративной информации, продолжать совершенствовать схему проведения корпоративных действий.

Клиенты положительно оценивают возможность участия в корпоративных событиях без дополнительной документарной нагрузки. Большинство клиентов отмечают открытость, которая сейчас сопутствует проведению корпоративных действий. Конечно, хотелось бы увидеть акции банковских институтов, участвующие в каскадном взаимодействии при проведении корпоративных действий. Надеемся, что будут внесены изменения в законодательство, которые позволят это делать.

Понимаем, что эмитенты в прошлом привыкли раскрывать информацию определенным образом, а сейчас законодательство обязывает многих из них использовать единый центр корпоративной информации. На освоение новых путей, безусловно, требуется время, но хотелось бы, чтобы к началу сезона годовых собраний акционеров эмитенты перестроились и совместно со своими агентами и регистраторами использовали единый центр корпоративной информации как единую площадку раскрытия информации.

Из дальнейших возможных этапов развития реформы я бы еще отметила расширение списка событий с каскадным взаимодействием и включение туда событий, которые в настоящий момент осуществляются по старой схеме взаимодействия. Совместно с НРД, мы обсуждали возможные пути решения этого вопроса, и надеюсь, что в 2017 году нам удастся активно поработать над этой задачей.

Думаю, что 2017 год будет преимущественно годом практического тестирования новой схемы взаимодействия при осуществлении корпоративных действий.

- Каков ваш опыт работы с российским институциональным инвестором?

- Мы работаем с разными институциональными клиентами: и с теми, у кого есть счета собственника; и с клиентами, имеющими на наших книгах счета номинальных держателей. С компаниями - резидентами Российской Федерации мы говорим на одном языке, у нас общее понимание требований законодательства. Однако более 80% наших клиентов - это компании-нерезиденты РФ, которым бывает сложно объяснить новые законодательные нормы. Приходится находить нужные слова!

- Как вы оцениваете линейку инструментов, присутствующих на российском рынке? Существует ли запрос на удлинение этой линейки, появление новых инструментов?

- Основную часть портфеля Ситибанка составляют акции российских эмитентов и (в значительно меньшей степени) акции иностранных эмитентов, допущенных к хранению на счетах в депозитарии. Второе место занимают облигации - как корпоративные, так и государственные. Есть клиенты-нерезиденты, которые держат госбумаги на счетах в международных расчетных центрах, есть держатели на счетах в российском Ситибанке.

В основном, кастодианы хранят для своих клиентов акции. Например, клиенты-иностранные номинальные держатели достаточно консервативны и оценивают риски с большой осторожностью, поскольку их действия направлены на обеспечение безопасного хранения клиентских активов. Новые инструменты интересны клиентам-брокерам, для них в нашем депозитарии существует отдельное подразделение, которое занимается разработкой и внедрением новых депозитарных продуктов. Иногда приходится проводить сессии «мозгового штурма», чтобы понять, как нам в короткое время принять новый инструмент на хранение или срочно запустить в работу новый продукт.

У клиентов-международных брокеров существует большой интерес к инструментам, которые предлагает Московская биржа.

- Как вы оцениваете текущее состояние российского рынка ценных бумаг и его краткосрочные перспективы?

- Безусловно, российский рынок совершил огромный скачок вперед в развитии инфраструктуры. Вместе с тем, у нас есть и поле для развития.

Перспектива 2017 года мне видится как процесс широкого практического освоения нового каскадного порядка проведения корпоративных действий.

У российского рынка есть огромный потенциал для развития локального инвестора, и к настоящему моменту регулятором уже подготовлена «дорожная карта» развития этого сегмента. Работа с коллективными инвестициями, создание благоприятных условий для частных инвесторов, повышение финансовой грамотности населения - все это позитивно скажется на развитии рынка, позволит вырастить новое поколение инвесторов и увеличить приток локальных инвестиций. Я считаю, что за всем этим - будущее российского рынка.

Международные клиенты Ситибанка с вниманием следят за происходящим в России, с интересом участвуют в форумах Московской биржи в Нью-Йорке и Лондоне. Мы по-прежнему видим огромный интерес к российскому рынку со стороны нерезидентов.

В заключение отмечу, что 2016 год оказался не простым, даже сложным для депозитариев: было очень много вопросов по реализации реформы корпоративных действий и по единому центру корпоративной информации. Клиенты вместе с нами переживали, насколько качественно пройдет реформа.

Сегодня мы видим первые результаты - они вдохновляют. 2017 год обещает быть не менее интересным, но надеюсь, у нас будет время для более четкой и детальной проработки всех изменений. Взаимодействие между рынком, инфраструктурой и регулятором, которое мы видим сегодня, является, на мой взгляд, максимально эффективным. Надеюсь, что таким оно будет и впредь.

Дата публ./изм.
01.03.2017
Script Execution time: 0,171
14 queries used