Email:
Пароль:

Александр Нам (Вестник НАУФОР №3 2019)

Александр Нам, директор Национального расчетного депозитария по технологическим сервисам, рассказывает Ирине Слюсаревой, в чем состоит смысл транзита информации на базе ЭДО, каким образом можно заменить множество каналов передачи сообщений лишь одним и в чем технологический смысл такой замены.

Национальная инфраструктура по передаче финансовых сообщений может возникнуть из нескольких крупных решений, интегрированных между собой

ПАРАД ПЛАТЕЖНЫХ ПОРУЧЕНИЙ

- Александр, год назад НРД запустил сервис «Транзит 2.0», через него корпорации могут обмениваться платежными документами со своими расчетными банками. Сервис предназначен только для удобных платежей банка, который покупает ценные бумаги корпорации-эмитента - или им можно пользоваться и в других ситуациях? И кто пользователи новой платформы - только банки и корпорации?

- Начну вот с чего: за пределами фондового рынка очень многие воспринимают НРД именно и только как центральный депозитарий. На самом деле Национальный расчетный депозитарий - это не одна бизнес-линия, а несколько. Не только депозитарий, но также и платежная система, и трехсторонние сервисы, и репозитарий, а также информационные услуги.

Начиная примерно с середины 2017 года, НРД выделил технологические сервисы в отдельный бизнес-лайн. Сейчас в рамках «технологического» портфеля клиентам предлагаются несколько направлений. Одно из них - услуги по подключению к международной межбанковской системе SWIFT. Второе направление - совокупность цифровых каналов; в рамках этого пула мы отвечаем за развитие дистанционных каналов взаимодействия с нашими клиентами. Третье технологическое направление - платформа «Транзит 2.0», созданная в прошлом году.

Сервис «Транзит 2.0» создан на базе предыдущей модификации платформы, которая была ориентирована на участников фондового рынка - традиционных пользователей всех сервисов НРД, его базовых клиентов. Будучи центральным депозитарием и небанковской кредитной организацией, мы ежедневно применяем ЭДО для обеспечения депозитарной деятельности и проведения денежных расчетов. Система ЭДО НРД - одна из самых широких сетей электронного документооборота в России, к ней подключено более 1600 участников финансовых рынков. Внутри этой сети участники могут обмениваться электронными документами не только с НРД, но и друг с другом. Такая услуга называется «Транзит», на первом этапе ее основными пользователями были профессиональные участники рынка ценных бумаг (депозитарии, регистраторы и так далее).

Далее команда долго думала, каким образом можно двигаться дальше. В частности, как можно развивать сервис ЭДО. Исторически НРД на фондовом рынке является инфраструктурной организацией. Сервис передачи сообщений между участниками нам особой прибыли не приносит. Но хотелось его монетизировать. Обсуждались разные варианты, анализировался опыт других финансовых рынков. И в процессе анализа было обнаружено, что при взаимодействии крупных корпораций с расчетными банками возникает проблема, которую мы можем решить.

Проблема заключается в том, что крупная корпорация (практически любая) открывает счета, как правило, в нескольких банках: числом от 3 до 20. Это нужно для оптимизации транзакционных услуг, для минимизации рисков и так далее. И получается, что для взаимодействия с каждым банком нужно настраивать отдельную систему «банк-клиент». Это неудобно. Нужен дополнительный персонал, появляются разные регламенты, разные интерфейсы, возникают дополнительные риски…в общем, это нетехнологично.

Мы предлагаем всю эту совокупность каналов, работающих в разных режимах и форматах, заменить одним - тем, который предлагает НРД. Корпорации нет нужды взаимодействовать отдельно с каждым банком: она подключается только к НРД через наше ИТ-решение. Все российский банки являются участниками системы электронного документооборота НРД: в этом и ценность нашего предложения для корпораций.

Кстати, это - один из немногих пока случаев, когда на российском фондовом рынке появляется технология, сфера применения которой может быть расширена далеко за первоначальные пределы.

Безусловно, наш основной бизнес - выполнение функций центрального депозитария, функций инфраструктурной организации, причем очень важной: НРД имеет статус системно значимой инфраструктурной организации. Но ИТ-технологии сейчас являются важным конкурентным преимуществом, и мы очень много инвестируем в них. Будучи принципиально важным звеном инфраструктуры, НРД участвовал в нескольких масштабных проектах, где нужно было создавать новые стандарты и новые платформы. В процессе этой деятельности НРД наработал уникальную экспертизу, которую теперь мы можем предлагать клиентам не только на фондовом рынке, но и за его пределами. Один из таких масштабных проектов, выходящий за пределы фондового рынка - платформа «Транзит». Она родилась на базе существующего сервиса, созданного для взаимодействия с участниками фондового рынка, но на сегодняшний день имеет новые, более широкие возможности. В частности, мы предлагаем наши сервисы корпорациям. Совершенно точно эта технология может также успешно применяться на рынке банковских услуг.

- Вы упомянули термин «монетизация». Она удалась?

- Да, этот проект мы рассматриваем как коммерческий. Решения платформы позволяют корпорациям сокращать расходы на разработку и внедрение новых каналов автоматизации, сокращать риски. Соответственно, пользователи готовы оплачивать этот сервис, а мы его тарифицируем.

- Тарифы определяет комитет пользователей?

- Нет. Платформа «Транзит 2.0» не используется в процессе выполнения функций центрального депозитария. Корпорации могут подключать ее, но могут и не подключать. Сервис предлагается на конкурентном рынке. Соответственно, тарифы определяются иначе.

- Основные пользователи сервиса - корпорации?

- Это своего рода экосистема, в которую входят, во-первых, корпорации (как правило, это крупные холдинги), а во-вторых, их расчетные банки.

Крупные корпорации, как правило, являются эмитентами - и, соответственно, клиентами НРД. Но мы предлагаем сервис не только крупным игрокам. И не только текущим клиентам НРД.

- Есть ли у вас планы по расширению функционала сервиса? Есть ли дорожная карта?

- В марте нашему проекту исполнился ровно год. В прошлом году мы объявили рынку о запуске, провели семинары, разработали функционал поддержки рублевых переводов (очевидно, что это - базовый функционал). В качестве следующего этапа в дорожной карте обозначена доработка валютных операций, срок - 2-й квартал текущего года. Также дорожная карта предполагает расширение количества участников. Ценность любой платформы серьезно зависит от круга участников, она увеличивается при расширении этого круга. Сейчас участниками платформы являются только пилотные клиенты, хотелось бы к концу года увидеть, что они работают уже в рабочем режиме. И в рублевом, и в валютном, в зависимости от бизнес-модели. Есть экспортеры, есть импортеры, задачи у них разные.

- Можно ли описать ваши задачи количественно?

- Пока мы решили двигаться поступательно. На первой стадии (до конца текущего года) хотелось бы, чтобы в систему вошло порядка 20 участников. Это даст основания считать, что продукт полностью соответствует ожиданиям рынка.

Процесс взаимодействия казначеев с расчетными банками довольно сложен. Сложность заключается в том, что на рынке отсутствуют единые стандарты. Платежные поручения имеют большое количество форматов и живут каждое своей жизнью: это очень запутанное пространство. Когда мы анализировали эту ситуацию, то понимали, что можно, например, вначале создать стандарт. И делать технологическое решение уже на базе единого стандарта. Но технически договориться об этом, особенно когда у части игроков интересы противоположны, - непросто, скажем так. И мы решили, что стратегическая цель - привести рынок к единому стандарту платежей. Но тактически будем отталкиваться от запросов клиента. Если корпорация использует, условно говоря, формат А, а банк - формат Б, то мы не будем ждать, когда они договорятся о едином формате (будь то формат А, Б или вообще Ю). Мы возьмем эту часть на себя и будем конвертировать форматы внутри собственной системы. В этом тоже есть своя ценность. Потому что корпоративные казначеи вообще не хотят знать о технических деталях. Именно это мы им предлагаем: взять наше коробочное готовое решение и освободить сознание для решения действительно важных задач.

Тем более что все настройки НРД делает совместно с клиентом.

- Корпоративный казначей может выбирать платежный канал: например, host-to-host, CyberFT, СПФС, SWIFT, «Транзит 2.0». Считаете ли вы, что правильно выбирать именно «Транзит»? или пользоваться набором решений?

- На мой взгляд, национальная инфраструктура по передаче финансовых сообщений будет сформирована из нескольких крупных инфраструктурных решений, интегрированных между собой. Скорее всего, каждое решение займет свою нишу, и они будут развиваться параллельно. Основные преимущества нашего сервиса - надежность, равноудалённость, поддержка ISO 20022 и открытые API.

Мы предлагаем корпорациям формат взаимодействия с банками. Следует понимать, что банки имеют собственные цифровые каналы, собственные диджитал-стратегии. Для банка цифровой канал - это канал взаимодействия с клиентом, канал продаж. Естественно, банкам невыгодно отказываться от своих систем интернет-банкинга, отдавать этот канал третьей компании.

Однако следует также понимать, что поведение клиента меняется, он хочет иметь право выбора. Вот если взглянуть на смежные индустрии: индустрия ритейла развивается стремительно. Если прежде практически все поле занимали по преимуществу огромные супермаркеты-дискаунтеры, то сейчас на то же поле вышли игроки самого разного формата. Есть премиальные магазины, есть магазины здоровой еды, магазины у дома и так далее - и разные люди по разным поводам ходят в разные магазины. За пакетом молока человек не отправится в «Ашан», он дойдет до ближайшего заведения в формате «магазин у дома». И так далее.

Так же, мне кажется, происходит и в транзакционном банкинге. Есть корпорации, которые проводят немного платежей - им достаточно системы «клиент-банк». А есть клиенты, у которых большие объемы платежей, и им неинтересен интерфейс, неинтересна юзабельность - им нужна прямая интеграция, работа в своей системе. По сути, они воспринимают банки как некий сервис, все банки для них одинаковы. Они хотят очень простой вещи: нажать кнопку и отправить платежку. Вот для такой категории клиентов мы и предлагаем платформу «Транзит 2.0». Банки, конечно же, не откажутся от собственных цифровых каналов, просто у них появится дополнительный канал, в виде нашей платформы. И, скорее всего, крупные банки будут подключать нашу «Платформу» в виде дополнительного канала, а небольшие могут рассмотреть полный переход на нашу платформу и отказ от своего клиент-банкинга. Решение зависит от стратегии конкретного банка. Наша задача - дать дополнительный инструмент. А, как вам известно, чем выше конкуренция, тем лучше для потребителя.

- Вы упомянули, что предлагаете сервис подключения к системе SWIFT. В чем его технический смысл и в каких отношениях находятся SWIFT и платформа «Транзит 2.0»?

- НРД является членом и пользователем системы SWIFT, причем одним из крупнейших. Мы действительно предлагаем нашим текущим клиентам услугу, суть которой заключается в том, что мы предлагаем участникам пользоваться общей инфраструктурой SWIFT. Сейчас у банков есть вариант, когда они являются прямым участникам системы SWIFT и оплачивают этот формат полностью, а мы предлагаем коллективное обслуживание, с уменьшением издержек на сопровождение при сохранении надежности. Сейчас этим сервисом пользуются порядка 70 клиентов НРД, причем не только банки, но и участники фондового рынка.

SWIFT - это глобальная сеть, которая имеет больше десяти тысяч участников и которой нет альтернативы. Наши клиенты используют его для взаимодействия со своими иностранными контрагентами, причем в России корпорации не используют SWIFT, в этом для них нет бизнес-кейса. А «Транзит 2.0» как раз занимает нишу, где российская корпорация взаимодействует с локальными банками. Если компания выросла до транснационального уровня, то мы тут же можем предоставить ей доступ к системе SWIFT. Ею обычно пользуются крупные глобальные компании, для средней корпорации стоимость подключения и сопровождения достаточно высока.

В конечном итоге мы хотим создать на базе НРД единую платформу для передачи финансовых сообщений. Какой она будет, локальной или глобальной, для клиента вторично. Интерфейс в любом случае наш, и уже клиент решает, куда и как он отправляет сообщения: глобально ли, локально ли.

Приведу аналогию: сейчас многие ставят в телефон две сим-карты для разных задач, - допустим, для работы с разными операторами. При этом и телефон, и интерфейс один. Мы хотим сделать аналог такого телефона. И за счет того, что клиент сам управляет своими информационными потоками, он может экономить. Не только деньги.

Дата публ./изм.
22.03.2019