Email:
Пароль:
О НАУФОР
Членство в НАУФОР
Стандарты и рекомендации
Информационные материалы
Аттестация и обучение
Мероприятия
"Вестник НАУФОР"

Сергей Чернов (Вестник НАУФОР №12 2013)

Сергей Чернов, председатель Совета директоров инвестиционной компании "ВИТУС"

"СВОБОДНЫЙ КАПИТАЛ" Интервью.

Уральский регион находится в общерыночных тенденциях и внимательно следит за всеми новаторствами и модернизациями на мировом и российском финансовых рынках

Председатель Совета директоров инвестиционной компании "ВИТУС" (Пермь) Сергей Чернов рассказывает "Вестнику НАУФОР", где находится последний бастион финансовых рынков, почему не обязательно учить танцевать всех слонов и каким образом посещений брокерских офисов снимает зашоренность восприятия окружающей действительности.

- Сергей Анатольевич, как вы можете охарактеризовать ситуацию на фондовом рынке Уральского региона, в чем особенности этого рынка по сравнению с другими регионами?

- На ваш вопрос: "А в чем особенности?" мне почему-то сразу вспоминается цитата Льва Толстого "Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастна по-своему". Но я три месяца назад дал себе обещание быть во всем позитивным и оптимистичным, поэтому, чтобы я мог себя уважать, постараюсь контролировать свое подсознание.

На мой взгляд, российский фондовый рынок не настолько велик и дифференцирован, чтобы стоило его дробить по отдельным регионам, пытаясь найти индивидуальные черты в самом рынке. Уральский регион точно так же, как и вся страна, работает только на Московской бирже, внедряет новый режим торгов Т+2, ориентирует внимание инвесторов, что в век глобализации есть множество возможностей и за пределами нашей Родины. Уральский регион в этом отношении находится в общерыночных тенденциях и внимательно следит за всеми новаторствами и модернизациями на мировом и российском финансовых рынках.

Но вы абсолютно правы. Особенности в Уральском регионе есть, и я сказал бы, что они заключены в участниках рынка. Не нужно делать больших исследований, достаточно открыть список членов НАУФОР и посмотреть на их территориальное распределение. Уральский регион занимает 3-е место по численности своих участников после Москвы и Санкт-Петербурга, зачастую кратно превосходя по численности остальные регионы. Поэтому я назвал бы Урал "Первым и/или последним бастионом региональных фондовых рынков". Уральскому региону отступать нельзя. "Впереди Москва!". Позиции региона на финансовых рынках устойчивы и многообещающи.

- Что произошло с компанией "Витус"? Что заставило вас продать бизнес? В чем особенность этой сделки? Как и когда будет проистекать ребрендинг? Каковы ваши планы по построению нового бизнеса, и каким он будет?

- За два года было уже столько написано про разделение группы компаний "Витус", что уже становишься не совсем уверенным в истинных причинах произошедшего. Мы начинаем бизнес, и в начале пути партнеры по бизнесу солидарны. Они имеют единое направление мыслей, убеждений, жизненных и деловых принципов. Жизнь идет, бизнес развивается, каждый из бизнес-партнеров меняется, меняются его компетенции, вклад в развитие бизнеса, принципы и основы личного мировоззрения, личные цели, появляется стойкая убежденность в правильности только его точек зрения.

Не нужно дожидаться, когда внутренний накал эмоций разрушит все конструктивное, что было создано. Необходимо, с одной стороны, цивилизованно расходиться, а с другой стороны, непрестанно меняться и подстраиваться под внешнюю среду, что невозможно при наличии внутренних несогласий кого-либо из партнеров.

Точно так же с желанием открыть для себя новую страницу развития связана и продажа части бизнеса, а именно инвестиционной компании "Витус", осуществляющей обслуживание розничных клиентов на фондовом рынке. Очень сложно начать новое движение, когда ты большой, с разветвленной бизнес- и организационной структурой. Не обязательно учить танцевать всех слонов.

Мы рады, что нашли местных партнеров, которые, как и мы, верят в необходимость финансовых рынков для любого частного инвестора, которые будут продолжать развитие и завоевание региональных рынков, и уверены, что приход новых игроков приносит только позитивные последствия.

Что касается ребрендинга и планов, к этому давайте вернемся в конце нашего разговора.

- Каков состав клиентов компании, выстроены ли с ними долгосрочные отношения? Каковы сегодня запросы клиентуры? Что давала компания этим клиентам, чего не могли дать конкуренты, почему они выбирали именно ее?

- Я думаю, что принципы формирования структуры клиентов одинаковы для всех работающих компаний. Чем выше суммарный объем операций на биржевых торгах, тем больше преобладание корпоративных клиентов (за исключением, наверное, двух-трех федеральных "розничных" компаний) и с его уменьшением относительная доля физических лиц в структуре клиентов растет и в количественном и в суммарном выражении (по объему денежных средств. - Ред.). Нацеленность компании на удержание клиента, как правило, обратно пропорционально количеству клиентов у компании. Точно так же как и для всего рынка есть формально гигантская доля долгосрочных клиентов, со сроком действия договора более трех лет, но среди активных клиентов их доля стабильна из года в год.

Мне кажется, что запросы и ожидания клиентов на протяжении веков одни и те же. Они хотят доходности и защиты своих активов. Меняются лишь текущие пропорции между этими ожиданиями, но это уже очень индивидуально для каждого из клиентов, чтобы можно было делать обобщенные выводы. Поэтому если рынок в целом не оправдывает ожидания инвесторов, то они очень быстро переключаются на другие, где могут найти исполнение своих ожиданий.

- Какие направления инвестиций генерируют больше всего прибыли? В каком направлении будет развиваться создаваемая вами компания?

- С 1992 года мы движемся примерно в одной стратегии. Для нас превалирующим является управление собственными активами на финансовых рынках, которые и приносят большую часть дохода, и периодически мы увеличиваем или же сокращаем размеры клиентского направления, доходы от которого на моей памяти ни разу не превысили 30% от общего дохода. Поэтому, изменив свой формат, уйдя от формата массово-розничной компании, и сейчас мы нацелены в большей степени на концентрирование и управление собственными активами, но при этом, безусловно, сохранятся и услуги по консультированию клиентов.

- Как вы относитесь к институту инвестиционных советников?

- К словам "инвестиционные советники" - замечательно, а вот к слову "институт" отрицательно, потому что оно у меня внутренне ассоциируется со словом "регулирование". А моя позиция, что рынок не развивается там, где над ним довлеет регулирование.

В августе этого года я, избавившись от зашоренности восприятия окружающей действительности с позиции брокера, совершил "турне" по 13 офисам брокеров (включая кредитные организации) разной величины в поисках дополнительного неаффилированного брокера для своей компании. Это было весело и познавательно. В итоге я нарисовал для себя следующую картину.

1. Все брокеры уже давно встали на путь снижения постоянных издержек. К чему это приводит?

a. Федеральные брокеры увеличивают компетенции сотрудников в головном офисе и максимально централизуют все процессы, что приводит к понижению требований для фронтального персонала, работающего на местах, в регионах. И это правильно.

b. Региональные брокеры, не видя большой отдачи от всех нововведений, не спешат, не хотят, да и не имеют возможностей вкладываться в развитие технологий, на том же уровне, что и федеральные. Но при этом сохраняют максимальные компетенции специалистов в местах своего присутствия. И это тоже логично и правильно.

2. Мы движемся по замкнутому кругу. Те, кто могут качественно консультировать клиента, нацеливать его на среднесрочные и долгосрочные стратегии инвестирования, слабы в технологическом плане, те, кто имеет совершенные технологии, не могут квалифицированно совершить продажу. Хотя, возможно, я слишком требовательный клиент.

Я считаю, что инвестиционные советники - это идеальный посредник между технологичным брокером и клиентом. И их, на самом деле, уже существует множество.

Но давайте не будем думать о том, чтобы придать "законность" их работе через лицензирование, даже если требование по капиталу будет ноль рублей. Мелкого посредника в первую очередь убивает не требование по капиталу.

Давайте сделаем простой расчет: если ты носишь гордое звание профучастника рынка РФ, то регулятор автоматически частично перекладывает свое бремя контроля в виде внутреннего контроля, контроля над легализацией доходов, полученных преступным путем, инсайдом, манипулированием на самого профучастника.

Хорошо, допустим мы взяли на эту функцию молодого специалиста и стали ему платить оклад 25 000 рублей. При средней комиссии брокера за совершенный торговый оборот клиента в 0,025% от оборота, это означает, что чтобы окупить только оклад этого специалиста, который не приносит никакой добавленной стоимости ни для компании (если только не рассматривать его как страховку от получения штрафа в полмиллиона рублей от регулятора), ни для клиента, мы должны обеспечить торговый оборот по клиентам в 100 млн руб.

При среднемесячной оборачиваемости активов клиентов на рынке, допустим равной двум оборотам (хотя среднесрочный и долгосрочный инвестор вряд ли показывают такую оборачиваемость) это значит, что мы должны найти клиента с активами в 50 млн руб. и поддерживать его в требуемой нам активности при любом движении рынка. И это мы еще в расчет не берем ни налоги, ни затраты на обеспечение рабочего места специалиста, на добровольно-принудительное его обучение, ни даже затраты на бэк- и мидл-офис, ни тем более, на конкретных инвестиционных советников.

Действующая система похожа на соревнование по спортивной ходьбе, в которой участникам, обладающим меньшей мышечной массой, подвешивают к каждой конечности по гире и сопровождают напутствием, что это делается только в его интересах, так как он должен же стать сильным, а сильным участникам разрешают переходить на бег. Интересно кто в итоге выиграет и будет ли интерес к таким соревнованиям?

- Чего вы ждете от российского законодательства? Какие законы/нормативы нужны?

- Мне так хочется ответить на это вопрос: "Все, спасибо. Больше не надо, пожалуйста, никаких изменений законодательства". Но боюсь быть непонятым. Понимаете ли, наша компания 21 год работы на рынке исходит из принципов добросовестности, добропорядочности и ответственности перед своими клиентами, контрагентами, регулятором.

И по таким принципам работают 95% участников рынка. Поэтому, живя по этим принципам, тебе априори не нужны нормативы, законы (я несколько утрирую, конечно), так как внутренне для себя ты устанавливаешь гораздо более жесткие нормы и требования, чем любое законодательство. Почему в этом случае мы должны ежедневно доказывать регуляторам, бирже и так далее свою непричастность к легализации доходов, инсайду, манипулированию и прочее?

Конечно же, есть недобросовестные участники, но ведь, как мне кажется, в этом и состоит работа и профессионализм регулятора, биржи, правоохранительных органов, чтобы по косвенным признакам выявить их, доказать вину и применить соответствующее наказание. Но часто в нашей жизни встречается принцип, что проще наказать всех понемногу, чем решиться на большой, правильный и действительно трудный шаг.

А все же касательно ожиданий законодательных нововведений я бы акцентировал внимание на налогообложении инвесторов на финансовых рынках и на применении дифференцированных требований к профессиональным участникам рынка в зависимости от объема совершаемых операций, объема принятых на обслуживание активов клиентов.

Это все находится в обсуждении и предложениях НАУФОР.

- Как вы можете охарактеризовать состояние российской биржевой и посттрейдинговой структуры? Достаточно ли вам финансовых инструментов для вложения средств клиентов?

- Вы не представляете, как я радуюсь каждому сообщению биржи о внедрении нового инструмента, сервиса и так далее. Потому что то, что я читаю в новостях биржи мне как инвестору нужно, за исключением разве что режима Т+2, так как мои издержи от этого только выросли. Но все остальное: фьючерсы на иностранные индексы, на иностранные бумаги, календарные спреды - восхитительная идея. Правда потом я иду на рынок совершать по всем этим инструментам сделки и вижу пустые "стаканы".

Нужна ликвидность, и даже если для того, чтобы она пришла нужен режим Т+2, хорошо я согласен пойти на дополнительные издержки и иметь ликвидность. И было бы совсем замечательно, если бы при внедрении каждого нового инструмента мы ставили конкретные ключевые показатели по объему операций, которых мы должны добиться, по количеству инвесторов, добровольно принявших для себя этот продукт и тому подобное. Иначе, каким же образом провести оценку успешности деятельности?

К остальным участникам рынка вопросов нет, так как если мне какой-либо брокер не нравится, то я просто пойду и сменю его, пока здесь еще альтернатив достаточно.

- Что вам мешает работать на российском рынке? Каковы ваши планы на кратко- и среднесрочную перспективу?

- Я еще обещал рассказать вам о ребрендинге. Как вы знаете, для исследования личности в психологии используют тест Роршаха, когда по ассоциациям человека на абстрактные рисунки выявляется особенности индивида и его скрытые желания. Для собственников бизнеса это сделать гораздо проще, надо просто проанализировать названия открываемых им компаний.

Мы переименовали свою головную компанию из "Витус-инвест" в инвестиционную группу "Свободный капитал". Мне кажется, что название группы передает наши основные цели и ожидания.

Как я говорил ранее, мы отказались от розничной брокерской компании и сконцентрировались на инвестировании собственного капитала, а также на консультировании клиентов, оставшись для них инвестиционным советником. В этом направлении мы и будем дальше развиваться. Мы открываем партнерские отношения с множеством брокеров, у которых видим интересные инвестиционные решения, мы не концентрируемся ни на одном из них, а значит, сохраняем независимость.

Мы остались профессионалами рынка и обрели еще большее, мы максимально сократили расстояние между нами и клиентами, а значит, наши советы не продиктованы планом продаж или уровнем маржинальности того или иного продукта, нам без разницы, у какого брокера или кредитной организации хранятся активы клиента, нам они не нужны. Мы знаем рынок, мы знаем то, что не скажут sales-менежеры, мы говорим не только о доходностях, но и о рисках, мы - идеальный инвестиционный советник.

СПРАВКА

Владельцы инвестиционной компании "Витус" - братья Алексей и Сергей Черновы - в июле продали 59,9% долей в ИК трем физическим лицам: председателю правления "Перминвестбанка" Эдуарду Хайруллину, генеральному директору ОАО "Краснокамский завод металлических сеток" Дмитрию Пищальникову и директору ООО "Атрос груп" Антону Королику. "Мы зашли только в клиентский бизнес", - пояснил „Ъ“ Эдуард Хайруллин, подчеркнув, что "пока остановятся на этом".

Братья Черновы остаются собственниками компаний "Витус-Инвест" и "Витус-Финанс". Сергей Чернов по-прежнему возглавляет совет директоров инвестиционной компании "Витус".

"Я убежден, что по широте клиентского сервиса на фондовом рынке @Витусу" в Перми нет альтернативы", - написал в Facebook Алексей Чернов. Он отметил, что останется гендиректором "Витус-Инвест", а также, что "Витус-Инвест" и "Витус-Финанс" будут работать на фондовом рынке через ИК "Витус".

В прошлом году бывшие совладельцы "Витуса" разделили инвестгруппу: братья Черновы взяли себе брокерскую компанию и бренд "Витус", все активы в недвижимости остались у Сергея Бровцева и Тимура Гатауллина, которые развивают бизнес под брендом Custom Capital. ООО "Атрос груп" с 2008 года работает на рынке небанковского кредитования и с 2012 года является партнером "Перминвестбанка".

Участники рынка рассказали "Ъ", что Эдуард Хайруллин и его партнеры хотели купить инвесткомпанию еще когда вели переговоры о покупке "Перминвестбанка". Они отмечают, что "Витус" является одной из крупнейших инвесткомпаний с местной пропиской, при этом имеющей развитую инфраструктуру для работы на фондовом рынке, а присутствие в пуле инвесторов микрофинансовой организации дает потенциальную возможность оперировать достаточными денежными ресурсами.

Дата публ./изм.
20.01.2014
Script Execution time: 0,109
14 queries used