Email:
Пароль:

Владимир Малков (Вестник НАУФОР №12 2018)

Директор управляющей компании «РФЦ-Капитал» (Магнитогорск) Владимир Малков рассказывает Ирине Слюсаревой, по какой причине находиться между Якутией и Москвой - это хорошо; и почему рассказывать о преимуществах накопительной пенсии резонно, однако этого недостаточно.

Есть активы, работать с которыми нужно уметь - и пенсионному фонду лучше это делать в тандеме с управляющей компанией

ДОБРОТНЫЙ РЕГИОНАЛЬНЫЙ СТАНДАРТ

- Владимир, как возникла и как развивалась ваша компания?

- Работать на фондовом рынке я начал с 1993 года. Сначала в отделе ценных бумаг на Магнитогорском металлургическом комбинате, изначальной целью работы которого была приватизация Магнитогорского металлургического комбината. Время было интересное, для работы на фондовом рынке пришлось сразу после окончания института получить вторую специальность. Затем наша структура выделилась в отдельную инвестиционную компанию. Мы делали много новаторского: занимались выпуском векселей (и рублевых, и долларовых), облигационных займов. Даже сделали один выпуск варрантов! Также совместно со специалистами ММК выпустили GDR ММК через листинг в Лондоне. Команда была сильная, амбициозная, много и хорошо работала.

В конечном итоге внутри ММК сформировалась финансовая структура, которая позволяла совершать любые финансовые операции: в нее входили банк, страховая компания, брокерская компания, инвестиционная компания и НПФ. Из инвестиционной компании в дальнейшем выделилась отдельная структура - управляющая компания «РФЦ-Капитал», которая управляла деньгами негосударственного пенсионного фонда «Социальная защита старости», принадлежащего ММК. Но в дальнейшем на комбинате было принято решение сосредоточиться на производстве, и финансовые структуры были проданы. Была продана и наша УК, сейчас она входит в группу «Русские фонды». Мы с «Русскими фондами» работали с середины 90-х годов, так что сделка была вполне логичной.

Сейчас наша компания занимается управлением, в том числе пенсионными деньгами. В доверительном управлении «РФЦ-Капитал» находятся средства 7 негосударственных пенсионных фондов на сумму порядка 15 млрд рублей. В 2018 году мы заключили договора на управление пенсионными накоплениями с негосударственным пенсионным фондом «Федерация», по пенсионным резервам - с НПФ «Будущее», НПФ «Телеком-Союз», НПФ «Социальное развитие». Продолжаем работать с пенсионными накоплениями в рамках договора с ПФР, это активы стоимостью порядка 2,4 млрд рублей.

Клиентов привлекаем обычными способами - ищем, предлагаем интересные условия, рассказываем о себе. Тем более у нас есть чем гордиться: по доходности наша компания постоянно занимает ведущие позиции. Плюс у нас большая история, и, что немаловажно, - очень помогает региональная принадлежность. Группа «Русские фонды» - это крупная группа национального масштаба, у нее широкое географическое представительство, в том числе, есть интересы в Якутии, в Хабаровске. Магнитогорск имеет в таком раскладе хорошую локацию, поскольку отсюда удобно работать и с Якутией, и с Москвой.

Когда мы были дочкой ММК, то работали в основном на уральском уровне. Группа «Русские фонды» - более универсальна, она не ассоциируется с определенным регионом, да и глава группы Сергей Васильев - очень медийная фигура. В результате наша компания вышла на другой уровень. Достаточно сказать, что активы под управлением выросли у нас с 4 млрд рублей до 15 миллиардов.

Понятно, что мы все-таки остаемся хотя небольшой, но качественной региональной компанией. У нас нет цели конкурировать ни с одной крупной управляющей компанией впрямую, занимаемся обслуживанием небольших конкретных направлений.

Выживать тяжело, тем более что Центробанк в ближайшем будущем собирается дать НПФам возможность инвестировать самостоятельно, а не через управляющую компанию. Нашей компании в этом смысле несколько проще: мы являемся частью группы и обслуживаем достаточное количество фондов.

- А что будет в целом с индустрией, когда начнут действовать новые правила для пенсионных фондов?

- Безусловно, управляющие потеряют существенные объемы активов, которыми прежде управляли. Характер этой работы изменится. Понятно, для покупки ОФЗ много ума не надо. Но есть и другие активы, работать с которыми нужно уметь - и лучше это делать через УК, которая имеет серьезный опыт инвестирования. Нужно еще учитывать и то обстоятельство, что комиссию УК берет из средств, которые находятся в управлении.

Если пенсионный фонд очень крупный, то в принципе ему не составит особых проблем заниматься управлением самостоятельно. Ему придется полностью создавать всю соответствующую структуру - трейдеры, рисковики, бэк-офис, бухгалтерия, фронт-офис. Соответственно, деньги на это будут расходоваться из собственных средств фонда.

Поэтому, наверное, НПФам напрямую можно реализовывать только самые консервативные стратегии: ОФЗ и депозиты. А все, что чуть сложнее - корпоративные бумаги и другие продукты - это, мне кажется, должно остаться в доверительном управлении управляющей компании.

В общем, УК, входящие в финансовые группы, переформатируются, но продолжат работать. Компаниям-одиночкам- если они еще существуют- выжить будет тяжелее. Возможно, они будут работать со структурированными продуктами и в тандеме с конкретными клиентами - например, состоятельными физлицами. Боюсь все же, что выживут только кэптивные УК.

- Кто ваши клиенты?

- Основные наши клиенты - негосударственные пенсионные фонды. Помимо тех, о которых я говорил ранее, мы работаем еще с тремя: «Пенсион-Инвест» (Челябинск), «Уголь» и «Внешэкономфонд» (Москва).

Как профессиональный участник рынка ценных бумаг мы работаем с небольшим количеством клиентов, запросы которых четко понимаем и можем удовлетворить. Кстати, доля таких клиентов растет.

- А каких именно нерядовых возможностей хотят ваши клиенты, - просят иностранные инструменты, что-то еще?

- Все происходит наоборот - это мы им предлагаем различные новые возможности инвестирования, о которых они, возможно, не всегда знают. Те, кто знает об иностранных рынках, тот и так там работает.

- Какие вы сейчас предлагаете стратегии инвестирования?

- Наши стратегии на сегодняшний день довольно умеренно консервативные. Примерно процентов 80-90 портфеля - это корпоративные бумаги и федеральные облигации, акций очень мало, так как на этом рынке высока волатильность. Клиенты хотят, чтобы доходность была выше уровня инфляции, а по акциям, сами знаете, цена может уйти в самый неподходящий момент. Поэтому инвестируем в акции только с высокой дивидендной составляющей.

- Вы недавно получили рейтинг Эксперт РА; для чего это нужно небольшой компании?

- Да, мы отрейтинговались и получили рейтинг надежности и качества услуг управляющих компаний В++. Фактически - это требование рынка: НПФы, с которыми мы работаем, даже бы и не рассматривали возможность сотрудничать в отсутствие рейтинга.

Но мы и сами выступаем за максимальную прозрачность, мы единственная региональная УК, которая имеет рейтинг. Не могу сказать, что я доволен рейтингом, мы работаем над его повышением.

- Что у вас в ближайших планах?

- Сейчас возрождается интерес к паевым инвестиционным фондам для квалифицированных инвесторов, особенно к комбинированным фондам. Вот сейчас мы сформировали новый ЗПИФ для финансирования строительства жилых домов на территории Екатеринбурга.

- А в Магнитогорске?

- В Магнитогорске такие проекты сейчас не развиваются, у нас один из самых дешевых квадратных метров жилья, и доходность практически на уровне нулевой рентабельности. Это специфика моногорода, специфика наличие единственного крупнейшего предприятия, в 2006-2007 годах шло активное строительство, и спрос на недвижимость был в тот период времени максимально удовлетворен.

Мы реализовали несколько проектов в Магнитогорске, но продажи жилья шли довольно тяжело. Сейчас в городе возводится так называемое социальное жилье, это квартиры-студии общей площадью 25 квадратных метров, стоимостью 600 тысяч рублей, вот этот продукт пользуется спросом, хотя как там жить, непонятно.

Зарплаты у нас довольно высокие, по улицам ездят дорогие автомобили, но при этом стоимость жилья - одна из самых низких в стране.

- Как вы оцениваете состояние пенсионной системы РФ и ее ближайшие перспективы? Какой вам видится правильная организация пенсионной сферы в РФ: роль государства, источники наполнения, обязательность пенсионных отчислений?

- В настоящий момент в этой сфере нет стабильности. Фундаментальные установки постоянно меняются, причем некоторые - по несколько раз. В последние 10 лет происходила чехарда с пенсионными накоплениями: они замораживаются, потом их обещают разморозить, потом опять замораживаются. Для того, чтобы помочь свести бюджет пенсионного фонда, недавно их снова заморозили. На каком-то этапе ввели систему пенсионных баллов, теперь хотят от нее отказаться. До сих пор неясно, как будет работать программа государственного софинансирования пенсий, разработанная в 2008 году, которая реально привлекала внимание очень многих людей.

Ну и еще одно очень важное и масштабное изменение: поднят пенсионный возраст для того, чтобы увеличить размер пенсионных выплат существующим пенсионерам.

У меня невольно возникает такой образ: люди высаживают в грунт саженец яблони и на следующий год его выкорчевывают, потому что плоды на этих саженцах не выросли. В результате люди, которые будут выходить на пенсию в течение ближайших 15-20 лет, просто не понимают, что с ними будет. По какой формуле они будут получать пенсию и так далее.

- Если пенсионные выплаты людям, которые уже стали пенсионерами, реально увеличатся, то можно ли это считать хотя бы относительным плюсом?

- Я считаю, что менять возраст выхода на пенсию следовало, начиная с тех людей, которым сейчас 30 лет. Руководство страны впервые публично заговорило о перспективе повышения пенсионного возраста примерно 10 лет назад. Вот тогда и надо было начать повышать, не ограничиваясь разговорами. Тем более что обсуждение велось в достаточно узких кругах и не стало по-настоящему широким. Если бы человек понимал условия собственного выхода на пенсию, когда ему 30 лет, то он бы, скорее всего, строил свои производственно-карьерные планы как-то иначе. А что ему делать почти перед финишем, когда времени в обрез?

В стране существует довольно большая прослойка 50-летних людей, они собирались выходить на пенсию уже скоро, через 5 и 10 лет, и вдруг внезапно им добавили еще 5 лет. Что они могут сделать за такие сроки, что изменить? По большому счету - ничего. За 5 лет человек не может реализовать никакие серьезные решения, не может ничего резко изменить. Тогда как у 30-летних выбор есть. Они могут поменять работу, выбрать другую специальность, запустить собственный бизнес. Перестроить свою жизнь в 50 лет намного сложней, если это возможно вообще.

Вот что кажется мне главной проблемой.

Конечно, есть люди уникальных квалификаций, которых работодатель сам не захочет отпускать, ни в каком возрасте. Я знавал одного человека, электрика по специальности, который помнил все цеховые разводки сети. Обходиться без него было затруднительно, никто и никогда не заикнулся бы об его уходе. Но, вообще-то, классический электрик должен, скажем, на столбы залезать. А если человеку 60 и у него артрит, то о каком столбе может идти речь.

В целом решение о повышении пенсионного возраста сопровождается сейчас комплексом не очень хорошо продуманных сопутствующих действий. В них не видно увязки с долгосрочной стратегией. Скажем, представляется сомнительным решение наказывать работодателей, которые не принимают на работу людей предпенсионного возраста.

Трехмесячные курсы профессиональной переподготовки тоже не смогут решить никаких реальных проблем, если говорить о 50-летних и старше людях. За такой срок невозможно приобрести принципиально новые навыки. Возможности организма усваивать новое в зрелом возрасте ограничены, да и физические кондиции уже не те.

- А если, например, женщина прежде дома вышивала крестиком, а теперь ее подучат и помогут сделать этот навык рабочей специальностью?

- Так она уже умеет вышивать крестиком и делала это много лет! Ей вообще никакие курсы не нужны. А вот если ей, умелой вышивальщице, предложат стать маляром-штукатуром, то такое переобучение вряд ли получится успешным. Даже сам срок обучения - три месяца - предполагает, что новая квалификация будет низкой.

Проблема в том, что проблемы пенсионной системы не решаются комплексно и стратегически. Они решаются точечно, пошагово, в виде набора тактических, ситуационных решений.

Конечно, увеличение срока выхода на пенсию точечным не назовешь. Но ведь и оно явно нацелено на то, чтобы быстро решить текущую проблему: сэкономить пенсионному фонду деньги для выплат текущим пенсионерам. При этом задач тех людей, которые выйдут на пенсию через 5-10-15 лет, эта мера не решает.

- Но сам-то возраст выхода на пенсию надо было увеличивать или нет? Если этого не было сделано 10 лет назад (не будем сейчас обсуждать причины), то надо же когда-то начинать, если в принципе сама мера необходима?

- Само повышение пенсионного возраста представляется мне обоснованным решением. Хотя бы потому, что если относительно недавно многие люди начинали трудовую карьеру в 18-19 лет, то сейчас это начало сдвинулось к возрасту 25-26 лет. И медицина стала лучше, и продолжительность жизни увеличилась. Это факт. Другой вопрос, что в нулевые годы, при высокой нефти, это решение было бы проще реализовать.

В целом я сторонник накопительной пенсионной системы. В мире существует несколько пенсионных моделей, самая простая - в Сингапуре. Но не уверен, что она заработает в российских реалиях.

- Следует ли стимулировать граждан принимать продуманные решения о пенсиях, вообще заниматься чем-то вроде ликвидации неграмотности в этой сфере? Кто может вести такую работу - Банк РФ, НАПФ, еще какие-то структуры?

- Рекламировать тут, пожалуй, нечего. Но вот поддерживать обсуждение пенсионной темы государственные органы, скорее всего, должны. Конечно, саморегулируемые организации этим тоже могут заниматься, если ресурсов хватит. Я считаю, что необходимо знать свои права и обязанности, уметь ими пользоваться, повышать уровень пенсионной и социальной грамотности. Интересоваться порядком формирования пенсионных прав и расчета пенсии, не упустить возможность ее увеличения должен каждый.

Если государство хочет, чтобы граждане задумывались о своем пенсионном обеспечении, то в первую очередь оно должно это стимулировать. Вот мы уже говорили о программе государственного софинансирования пенсий. Это исключительно полезное и здравое начинание. Опыт показал, что программа софинансирования имеет хорошую эффективность. Правда, там много подводных камней. Но в целом это - движение в правильном направлении. И вовлекать в него следует людей в возрасте 40 плюс, когда у человека, с одной стороны, появляются деньги, а, с другой стороны, он уже понимает, что молодость не длится вечно.

И конечно же, участие в таких программах должно быть выгодно работодателю. Чтобы он тоже принимал в этом участие.

Обучение - вещь всегда полезная. Но не всегда можно обойтись только образовательными мерами.

Дата публ./изм.
03.12.2018