Email:
Пароль:
О НАУФОР
Членство в НАУФОР
Стандарты и рекомендации
Информационные материалы
Аттестация и обучение
Мероприятия
"Вестник НАУФОР"

Евгений Якушев (Вестник НАУФОР №1 2017)

Исполнительный директор АО НПФ «САФМАР» Евгений Якушев рассказывает Ирине Слюсаревой о том, как формировалась пенсионная индустрия в России, почему агенты НПФ стали финансовыми советниками и что является главным препятствием к формированию культуры сбережений «на старость» у российских граждан.

ДОБРАЯ ЧЕТВЕРТЬ ВЕКА

В течение многих лет НПФ действовали совместно с государством, повышая уровень знаний россиян о пенсионной реформе

- Евгений Львович, как вы оцениваете нынешнее состояние пенсионного рынка?

- Основные тренды сейчас - консолидация пенсионного бизнеса и усиление регулирования. Однако чтобы пояснить, откуда возникла именно такая нынешняя ситуация, как она складывалась и какие имеет последствия в настоящем и будущем, есть смысл вернуться к самому началу, к моменту возникновения рынка.

Собственно говоря, мы разговариваем в преддверии заметного юбилея: в 2017 году индустрия НПФ отмечает 25-летие.

Основы этого рыночного института были заложены в 1992 году, когда вышел указ президента РФ № 1077 «О негосударственных пенсионных фондах». Принятый в рамках чрезвычайных полномочий президента РФ на период проведения экономических реформ, указ имел силу закона. После выхода этого документа в России появилось довольно много пенсионных фондов - около 350. Для их лицензирования в 1995 году была создана Инспекция негосударственных пенсионных фондов (сейчас упраздненная). В 1996 году началось собственно лицензирование. Тогда всего было выдано порядка 400 лицензий НПФ, хотя работу с пенсионными средствами начали не все.

В 1998, как мы помним, в России произошел дефолт по ГКО, который повлиял, в первую очередь, на рыночные фонды: именно они переживали тогда основные трудности, многие уходили с рынка или присоединялись к более крупным НПФ. В этот период силу начали набирать корпоративные фонды. С 2002 года в стране была запущена система обязательного пенсионного страхования.

Поначалу в системе работали в основном те же корпоративные фонды, но со временем ОПС стали развивать и рыночные НПФ.

- Вы сказали, что сейчас происходит консолидация на рынке негосударственных пенсионных фондов?

- Сейчас ситуация такова: на топ-10 игроков приходится 80% рынка. Консолидация бизнеса происходит по нескольким причинам, в том числе и за счет ужесточения регулирования. Первоначально регулированием пенсионного рынка занималось министерство соцзащиты, при котором в 1995 году была создана инспекция НПФ. Затем функции по нормативно-правовому регулированию НПФ легли на созданную в 2002 году Федеральную службу по финансовым рынкам. Позже мегарегулятором всех финансовых рынков, в том числе и рынка НПФ, стал Банк России, который для контроля пенсионных фондов мог использовать дополнительно целый ряд инструментов, недоступных ФСФР. Центральный банк начал последовательную политику по ужесточению требований к НПФ.

Один из основных методов регулирования рынка НПФ - это разделение рисков банковского и фондового секторов. До определенного времени банковские активы были для пенсионных фондов инструментами с безрисковой доходностью. Причины понятны: список банков, допущенных к инвестированию пенсионных денег, определялся самим же Банком России.

Существовали специальные требования к банковским депозитам. Соответственно, если банк исключался из списка организаций, в которые регулятор разрешал инвестирование пенсионных средств, то он был обязан вернуть фонду все средства, включая накопленный инвестиционный доход. Это были очень комфортные условия, и пенсионные фонды не несли практически никаких рисков, размещая пенсионные деньги в крупнейших банках.

Но рыночные условия изменились. Желание регулятора разделить банковский и фондовый риски усилилось. Сейчас идет последовательное снижение доли вложений фондов в депозиты: изначально было 80%, сейчас планка опущена до 40%; планируется, что дальше она продолжит снижаться.

Еще одно важное нововведение, которое ввел Банк России, - это внедрение процедуры риск-менеджмента в НПФ. Регулятор считает, что в каждом НПФ, управляющим пенсионными накоплениями граждан, необходимо выстроить серьезную систему риск-менеджмента, так как фонд должен самостоятельно осуществлять контроль над всеми рисками, в том числе инвестиционными. Развитие и улучшение системы риск-менеджмента, возможно, связаны также с планами регулятора передать часть функций по управлению активами непосредственно пенсионным фондам, а также регулярно проводить стресс-тестирование НПФ.

Службы риск-менеджмента должны иметь модели стресс-тестирования по каждому инвестиционному инструменту и с их помощью оценивать каждое вложение в среднесрочной перспективе. Сейчас идет пилотное внедрение этого проекта, в котором участвует и наш фонд. Задача - оценить, как именно портфели НПФ могут реагировать на определенные колебания рыночной конъюнктуры.

Также идет дискуссия о том, как НПФ должны обеспечивать сохранность пенсионных средств своих клиентов. Это - глобальный спор. Существует банковский подход, изложенный в документах Базельского комитета по банковскому надзору и содержащий методические рекомендации в области банковского регулирования. Суть этого подхода коротко можно сформулировать так: средств финансовой организации должно в любой момент хватать на то, чтобы полностью покрыть убытки. Но, к сожалению, для НПФ этот метод не вполне подходит, поскольку обязательства пенсионного фонда растянуты на многие годы. Фонд ведет три раздельных баланса: по собственным средствам, пенсионным накоплениям и пенсионным резервам.

Поэтому целесообразно применять международные стандарты платежеспособности Solvency. У фонда есть «длинные» обязательства и «длинные» активы в портфеле, фонд должен регулярно осуществлять сравнение своего портфеля с обязательствами. У НПФ нет требований к моментальной ликвидности, их задача - выплачивать пенсии.

- Иными словами, новые требования регулятора повышают надежность НПФ?

- Все эти требования также увеличивают себестоимость работы пенсионных фондов. С одной стороны, такое регулирование улучшает качество работы НПФ и надежность фондов. С другой - небольшому пенсионному фонду непросто соответствовать этим требованиям и сложно найти источник для дополнительных расходов.

Сохранность пенсионных накоплений также повышает система гарантирования прав застрахованных лиц. Соответствующий закон предусматривает создание в России двухуровневой системы гарантирования пенсионных накоплений. Это, во-первых, резервы по обязательному пенсионному страхованию, создаваемые каждым страховщиком, а во-вторых, общенациональный фонд гарантирования пенсионных накоплений (ФГПН), находящийся в управлении Агентства по страхованию вкладов.

В рамках процедуры создания системы гарантирования Центральный банк провел жесткую проверку НПФ. Все фонды должны были акционироваться и войти в систему гарантирования. В ином случае они теряли лицензию на обязательное пенсионное страхование.

В настоящее время АСВ продолжает выполнять роль, во-первых, ликвидатора в отношении ряда НПФ, во-вторых, конкурсного управляющего по фондам-банкротам. Фонд «САФМАР» участвует в конкурсах по выплате пожизненных пенсий пенсионерам фондов-банкротов. В свое время «Европейский пенсионный фонд», который вошел в объединенный НПФ «САФМАР», был первым НПФом, выигравшим такой конкурс и получившим право выплачивать пожизненные пенсии пенсионерам обанкротившегося «Подольского НПФ». Нам передали списки клиентов, мы их всех нашли, выплатили задолженность и продолжаем выплачивать пенсию. Это уникальный механизм, мы первые среди негосударственных пенсионных фондов отработали его. И еще мы «подставили плечо»: те люди, которым уже назначили пенсию в НПФ, должны ее получить, несмотря на банкротство фонда. Сейчас пенсионеры еще нескольких НПФ были переданы на обслуживание в другие фонды.

- Но все-таки маленькие фонды тоже могут быть жизнеспособны?

- Когда мы говорим об увеличении регулятивных требований, то реально возникает вопрос, как выжить небольшим фондам. В этой связи в рамках ассоциации АНПФ мы поддерживаем предложения Банка России для банковского сектора о введении пропорционального регулирования. Мы хотим запустить дискуссию о том, как работать таким НПФ. Регулятор от дискуссии не отказывается.

Для небольших фондов, конечно, нужно снизить требования к собственному капиталу. Понятно, что 10 крупнейших игроков не смогут быстро и качественно охватить всю страну, так что каким-то образом надо развивать интеграцию с фондами поменьше.

С другой стороны, нужно определить дополнительные ограничения для таких фондов, например, жестко сузить инвестиционную декларацию, а также предложить им работать только с предприятиями, а не с физлицами.

- Если регулятор стал предъявлять определенные требования к фондам, то, стало быть, поменялись также подходы к управляющим компаниям?

- Поменялись, и для этого были причины. Кризис 2008 года создал прецеденты, снизившие доверие фондов к управляющим компаниям и институту доверительного управления. Некоторые из УК злоупотребили своими полномочиями в отношении пенсионных активов. Чтобы защитить свои интересы, негосударственные пенсионные фонды были вынуждены обращаться в правоохранительные органы, но результат удалось получить далеко не во всех случаях, поскольку многие управляющие компании были признаны банкротами. Доверие к рыночным структурам снизилось.

Следует сказать, что активы под управлением пенсионных фондов в настоящий момент достигли таких объемов, что внешняя компания уже не может предоставить гарантии сохранности и возвратности средств. Возможно, именно это и привело к тому, что появились предложения передать компетенцию по управлению активами в НПФ.

- Фактически пенсионные фонды станут выполнять функции управляющих компаний?

- У управляющих компаний всегда останется объем работы по инвестированию пенсионных средств. Но Центральный банк неоднократно заявлял, что не возражает против самостоятельного инвестирования фондов. В то же время регулятору нужно убедиться, что фонды обладают необходимой компетенцией в этой области. Скорее всего, консолидированную позицию и инвестиционную стратегию в дальнейшем будут формировать фонды. Возможно, НПФ также станут самостоятельно управлять частью инвестиционного портфеля пенсионных накоплений.

В настоящее время НПФ разрешено самим управлять инвестированием пенсионных резервов.

- Как крупный бизнес, зачастую считающийся несколько «неповоротливым», взаимодействует с клиентами?

- НПФ в этом плане уникальны: на сегодняшний день свои пенсионные сбережения хранят в фондах более 30 миллионов клиентов, это около половины экономически активных граждан страны! Рост их численности был реализован через созданную фондами систему агентских продаж. Агенты НПФ - это своего рода финансовые консультанты. Они рассказывают человеку, как можно копить на пенсию и что будет с его накоплениями при выборе того или иного варианта пенсионного обеспечения.

Планирование пенсии - это часть общей финансовой грамотности. В течение многих лет мы действовали совместно с государством, реализуя задачу повышения уровня осведомленности людей о пенсионной реформе и убеждая, что накопленная пенсия будет их «подушкой безопасности» на период, когда они прекратят трудовую деятельность. При этом понятно, что уровень дохода у людей разный, так что наши консультанты предлагали еще и инвестиционные продукты.

Но государство постоянно меняет правила игры. Например, сейчас Минфин и Банк России предложили перейти на новую пенсионную модель и реализовать в России концепцию индивидуального пенсионного капитала. У россиян понимания, что это такое и почему государство считает необходимым вводить новые пенсионные механизмы, нет.

Поверят ли люди в новую модель? Смогут ли доверять государству? Увидят ли смысл формирования пенсионных накоплений или решат, что лучше жить только сегодняшним днем? Неопределенность на рынках и неопределенность государственной политики - главные препятствия к тому, чтобы сформировать у людей культуру сбережений.

- Как сегодня осуществляются переходы из одного НПФ в другой? Как агенты привлекают клиентов?

- НПФ создали огромную агентскую систему, которая работала во всех уголках России. Но отдельные недобросовестные агенты начали заниматься фальсификацией документов. А неправомерный перевод может привести к отзыву лицензии! Поэтому фонды стали создавать барьеры по допуску агентов к работе. Каждый агент должен был пройти верификацию, мы (работая тогда в присоединенном к НПФ «САФМАР» Европейском пенсионном фонде) устроили тотальный контроль заключения договоров, выстроили модель управления операционными рисками. Затем перешли к работе в банках и сейчас заключаем договоры об обязательном пенсионном страховании только в банковских отделениях.

Еще один немаловажный нюанс. Инвестиционный доход при инвестировании средств пенсионных накоплений начисляется каждый год, но его фиксация происходит лишь каждые пять лет. И если человек уходит из фонда раньше, чем завершится этот пятилетний период, то инвестиционный доход он теряет. Cейчас средний счет застрахованного лица составляет около 70 тысяч рублей, инвестиционный доход может составить существенную сумму. Здесь очень важно проинформировать клиентов обо всех тонкостях смены фонда, о возможной потере инвестиционного дохода. Мы активно поддерживаем предложение Ассоциации НПФ о том, что договор следует заключать с новым фондом, а заявление подавать в текущий НПФ. Это позволяет фонду проинформировать клиента о размере инвестиционного дохода. Сейчас обсуждается метод реализации этого предложения.

Решение о «заморозке» пенсионных накоплений, то есть о моратории на передачу их в НПФ, создало очень большую неопределенность в пенсионной отрасли. И еще мешают некорректные высказывания отдельных должностных лиц. Помните, был инцидент, когда представитель социального блока правительства сказал, что граждане России потеряли в негосударственных пенсионных фондах 200 миллиардов рублей. Правда, потом оказалось, что не 200 миллиардов, а 60. И НПФ не потеряли их, а заработали…

- Но осадок остался…

- Как говорится, «ложечки нашлись, но осадочек-то остался» от таких заявлений. Ведь была проделана большая работа по преобразованию пенсионного рынка России. Было принято решение об обязательном акционировании негосударственных фондов, о создании системы гарантирования прав застрахованных лиц. И вот акционирование прошло, систему гарантирования создали в 2014 году, но пенсионные деньги в систему не вернули. В следующие годы было принято решение снова их «заморозить».

В результате, если раньше обязательное пенсионное страхование рассматривалось гражданами страны как откладывание денег на будущее, как способ иметь больше источников дохода после выхода на пенсию, то теперь эти деньги стали называть «выпадающими доходами».

Здесь стоит вернуться к общему разговору о пенсионной системе, которая, по сути, является общественным договором между работниками и пенсионерами. В соответствии с этим договором работающие откладывают часть заработанных средств, из них выплачиваются текущие пенсии, а работающие рассчитывают в будущем на такое же пенсионное обеспечение для себя. Но по факту нынешнее поколение пенсионеров получает самые высокие пенсии. Дальше эти выплаты будут только снижаться за счет демографических факторов. Во-первых, идет старение населения, во-вторых, выходит на пенсию поколение послевоенных бебибумеров, в-третьих, в трудовые отношения вступает поколение внуков войны. Все эти факторы действуют в одну сторону: число работающих уменьшается. На этом фоне растет количество самозанятого населения. Есть также проблема индивидуальных предпринимателей, досрочных пенсий.

В свое время - в период роста экономики - было принято решение повышать пенсии. Сейчас мы видим, что государство иногда не в состоянии выполнить свои социальные обязательства по выплате пенсий. Обеспечивать адекватный уровень пенсий для различных экономических групп населения и отвечать долгосрочным демографическим угрозам можно только при условии сохранения многоуровневой пенсионной системы, объединяющей перераспределительные и накопительные принципы. Именно такая система рассматривается большинством экспертов как наиболее стабильная архитектура. И именно она строилась в России с 2002 года, а сейчас ее принципы постепенно изменяются. Если необходимы какие-то компромиссные решения, то их позволит найти только публичное обсуждение всех предлагаемых изменений.

Проблемы, угнетающе действующие на пенсионную систему, должны быть решены в ближайшее время. Накопительная система может стать поддержкой для наиболее активных людей, для тех, кто хорошо зарабатывает. Но здесь важна последовательная политика государства. Как можно накапливать в условиях высокой инфляции или в ситуации, когда обменный курс может резко и сильно измениться? Когда все пенсионные накопления могут изменить свой статус? В этой связи основными факторами развития пенсионной системы являются ее стабильность, долгосрочность и прогнозируемость.

В странах, где снижается роль обязательных государственных пенсионных систем, развиваются добровольные пенсионные программы. Природа не терпит пустоты. Люди хотят, выходя на пенсию, сохранить привычный уровень жизни. Для этого созданы различные финансовые инструменты. И хотя в нашей стране пока что доминирует идея работать до смерти, я надеюсь, что ситуация начнет меняться - в том числе благодаря и нашим усилиям.

Дата публ./изм.
01.03.2017