Email:
Пароль:
О НАУФОР
Членство в НАУФОР
Стандарты и рекомендации
Информационные материалы
Аттестация и обучение
Мероприятия
"Вестник НАУФОР"

Константин Шабалин (Вестник НУФОР №10 2016)

Константин Шабалин, генеральный директор компании StartTrack, рассказывает Ирине Слюсаревой об основных принципах краудинвестинга на финансовом рынке; рисует портрет компании, идеальной для привлечения массовых некрупных инвестиций и объясняет, почему АО является эволюционно совершенным форматом.

НОРМАЛЬНЫЙ ФИНАНСОВЫЙ ПРОДУКТ

Делать сделки дешевле, быстрее, добавлять прозрачности компаниям, привлекающим деньги - но не принимать решения за инвесторов.

- Константин, какими проектами вы сейчас занимаетесь?

- Компания StartTrack является инвестиционной площадкой, которая работает в формате С2B и B2B. То есть, через нас физические или юридические лица финансируют малый и средний бизнес. На самом деле, мы работаем не только с кредитами, но также с долевой собственностью. Ключевая идея - краудинвестинг, привлечение инвестиций от действительно широкого круга инвесторов. В нашем случае - привлечение только в бизнес, с фокусом на малый и средний сегменты. Как венчурное инвестирование, так и проектное.

Компания начала работать с середины 2014 года, наш текущий оборот - 560 млн рублей, из которых примерно 370 получено в текущем году. Иными словами, мы очень быстро растем.

В среднем у нас сейчас случается 3,5 инвестиций в день, минимальная сумма инвестирования на текущий момент - 100 тысяч рублей, максимальная сумма не ограничена. Инвестирование, как я уже сказал, бывает в форме как займов, так и входа в капитал.

- В какие сегменты экономики сейчас чаще всего требуются инвестиции? Репрезентативен ли тот расклад по сегментам экономики, который транслируется у вас?

- Не думаю, что вполне репрезентативен. Компания StartTrack ищет целевые проекты, главным образом имея в виду бизнесы с оборотом примерно 5 млн рублей в месяц. Другие обороты, меньше или больше, тоже бывают, но такие параметры нам интересны больше всего. Наша логика в том, что мы стремимся инвестировать в компании, которые находятся в фазе роста. Как правило, это молодые бизнесы, 2-3-4 года, редко больше 5 лет. И они показывают стабильный рост от года к году. Если говорить о том, как мы их отбираем, то процедура очень похожа на банковский скоринг: мы смотрим финансовую и управленческую отчетность, задаем вопросы. А потом начинаем заниматься финансовым моделированием; вот моделирование делают далеко не все банки. Мы пытаемся понять, приведут ли деньги, которые привлекаются через нашу площадку, к росту компании? при том желателен кратный рост. Если приведут, то с большой вероятностью долг будет обеспечен, а инвесторы получат достаточно высокую доходность.

С другой стороны, у нас здесь тоже есть свой меркантильный интерес: мы бы хотели строить с компаниями-клиентами долгие отношения, сопровождать их на относительно протяженном отрезке времени. На самом деле, искать компании, нуждающиеся в инвестициях, а также оценивать их - достаточно дорого. Поэтому мы бы хотели сопровождать их на отрезке 3-4-5 лет. Сейчас реально примерно так все и выстраивается. Уже несколько компаний, которые впервые привлекли через StartTrack деньги год-полтора назад, сейчас снова к нам обращаются за новыми инвестициями. Это уже последовательное движение.

Теперь о том, в какие сегменты мы предпочитаем инвестировать. Намеренно мы не искали, но практически получилось так, что очень много бизнеса связано с детьми.

- Надо же! А я думала, больше всего электронной коммерции.

- Даже если электронная коммерция, то часто тоже связанная с детьми.

Есть компания, которая организует частные детские сады и занимается их наполняемостью. Есть компания, которая обучает игре в футбол мальчиков от 2,5 до 7 лет. Оказалось, что футбол для детей младшего возраста - это совсем пустой сегмент. На этом компания выстроила прекрасный бизнес, они быстро растут, привлекли через нашу площадку свыше 130 млн рублей. Когда они пришли за инвестициями впервые, их ежемесячный оборот составлял 6 млн рублей, а сейчас - около 35 млн. Прибыль не будем раскрывать т.к. компания непубличная, но показатель тоже хороший.

Детские планшеты, детские проекторы, детские игры на основе мультфильма "Маша и медведь", интернет-магазин детских вещей. В общем, очень большое количество бизнесов для детей, хотя специально мы их не искали. Мне как молодому папе это очень нравится. Во-первых, это просто хорошая тема. Во-вторых, в России рынок детских товаров и услуг пока недостаточно фрагментирован, на нем нет лидеров. При этом там высокая маржинальность, потому что на детях люди не экономят даже в кризис.

Второй по размеру сегмент - это бьюти, товары для красоты и здоровья, оттуда за инвестициями идут в основном магазины. В том числе интернет-магазины, которые нам тоже интересны, потому что этот бизнес требует постоянного увеличения оборотных средств, но при этом банки на них смотрят с большим скепсисом, да и венчурный капитал в торговлю привлекать сложно. А вот с нами получается хорошая синергия. У таких бизнесов налицо высокая маржинальность и быстрая оборачиваемость, нам достаточно интересно привлекать в них деньги.

- По каким параметрам ваша площадка лучше, чем банк, для бизнесов, которые ищут инвестиции?

- Есть несколько причин. Банки, как правило, не занимаются проектным финансированием, они дают ровно тот объем денег, который компания точно сможет вернуть. И еще банк часто хочет залог. Вот, например, открыть одну футбольную детскую школу стоит от 25 до 50 млн рублей. а максимальный объем финансирования, который может получить такой бизнес от банка, - не более 15 млн рублей. Причем на самом старте банк вообще давал этой компании 1-2 миллиона. Этих денег не хватит ни на что, это просто бессмысленная сумма. Такая ситуация у МСБ повторяется от раза к разу. Например, оборот интернет-магазина - 15-20 млн в месяц, а банк им открывает овердрафт на 2 миллиона. Ну и о чем речь?

Если компания хочет сделать новый бизнес, банк ей, как правило, помочь не в состоянии. А проектным финансированием сейчас почти никто не занимается. При этом в стране существует большое количество частных денег, которые хотели бы идти туда, где можно и поддерживать растущие бизнесы, и зарабатывать на этом. Но для таких денег нет достаточного количества доступных компаний, нет компаний с необходимой степенью прозрачности - такой, чтобы частный инвестор хорошо понимал и свои перспективы, и свои риски. Да просто тяжело человеку найти бизнес, в который можно вложить деньги, если он этим не занимается специально. Нужна площадка, которая стала бы посредником, которая сводила бы инвестора и растущий бизнес, нуждающийся в инвестициях.

Такая площадка - как раз мы. Мы делаем анализ объектов. Инвестору наш анализ мы полноценно не раскрываем.

- Почему?

- Потому что видим себя своего рода биржей, пусть немного и в кавычках. Нам надо (в придачу к прочему) сохранить нейтральность сделок. Наша задача - делать сделки дешевле, быстрее, добавлять прозрачности самим компаниям. Но не принимать решения за инвесторов. Подменять инвестора в процессе принятия решений - этого в нашей стратегии не будет никогда.

- И как идет процесс инвестирования?

- Мы находим компанию, допускаем ее на площадку, а потом уже начинается работа самого инвестора. Мы помогаем ему, инвестору, встретиться с менеджментом компании и/или ее основателями, по запросу получить нужные документы (в разрезе и финансовой, и управленческой отчетности); если необходимо, то поможем также структурировать сделку. Но при этом вся финальная ответственность за инвестиции лежит на самом инвесторе.

У нас сейчас аккредитовано 1200 человек, из них активно инвестирует порядка 20%.

Инвестор приходит на площадку любым доступным ему способом и проходит процедуру регистрации. Потом наша площадка его аккредитует: происходит небольшой опрос и знакомство с площадкой. Во время встречи мы отдельно рассказываем о рисках, которые несет работающий через нас инвестор. Специально обращаем его внимание на то, что компания StartTrack - не банк, что, следовательно, его инвестиции не имеют гарантии АСВ.

- Это означает, что риск инвестора составляет 100%. А какова его доходность за такой риск?

- Сейчас наши ставки - от 24% до 30% годовых в рублях. Проектов в долларах у нас практически нет. В России сейчас имеется большое количество долларовой ликвидности, которая фактически не работает. В такой ситуации мы бы, конечно, хотели делать полезное, которое при этом было бы еще и хорошим. С заключением долларовых сделок есть определенные сложности, но запрос на такие операции есть. Будем думать, как это сделать.

Мы обычно прислушиваемся к тому, что просят наши инвесторы, и при этом учитываем, что необходимо компании. Когда эти условия соединяются, то получается сделка. Чем тоньше и лучше мы работаем, тем больше сделок.

- Случались ли у компаний, в которые вы предлагаете инвестировать, дефолты?

- Дефолтов не было. В текущий момент у одной из компаний есть задержка по платежам. К сожалению, такие вещи должны случаться просто по статистике. Мы работаем с ситуацией, представляем интересы инвесторов, организовываем встречи и помогаем договориться инвесторам и менеджменту о выходе из ситуации. Я надеюсь на благополучный исход.

- Если инвестор хочет забрать из компании свои деньги, через какой минимальный срок он может это сделать?

- Минимально через три месяца, но иногда даже быстрее, поскольку у разных бизнесов все-таки есть свои особенности.

В то же время, если продукт общий, то он должен быть комфортным для всех участников. В краудинвестициях условия комфорта выглядят примерно так: у инвестора должна быть достаточная ставка, достаточная ликвидность, ощутимые риски, а также сравнительно небольшое значение стартовой суммы. У нас, например, есть проект, в рамках которого мы привлекаем инвестиции в компанию, перепродающую золотой лом. Они скупают лом совсем маленькими количествами у розничных продавцов различного рода (ломбарды, заводы по переработке электроники), затем консолидируют его в большие партии в несколько десятков килограммов и отправляют на аффинажный завод. Это востребовано, т.к. заводы не интересуют золотой лом маленькими партиями и отдельным лобадам приходится долго ждать, пока до них дойдет очередь. Цикл оборота составляет от 4 до 12 дней, соответственно, занимать деньги на 1,5 месяца для этой компании вполне разумно. А доходность там высокая.

- По каким методикам вы делаете скоринг - используете опыт коммерческих банков или идете другим путем?

- Мы используем банковские методики. Они вполне хороши. Проблема банков чаще не в том, что они не могут качественно оценивать (оценивают-то как раз почти всегда хорошо), а в том, что они очень зарегулированы. Мы в этом плане свободнее, чем банки: поскольку все риски в нашем проекте ложатся на инвестора. Поэтому часть проектов, которые для банков являются "непроходными", нам вполне годятся.

- Кто вас регулирует?

- С начала 2016 года мы сдаем квартальную отчетность в Центральный банк. Регулятор учитывает, что в нашем лице имеет дело с новой, только еще формирующейся отраслью. С другой стороны, прозрачность необходима, причем обеим сторонам. Нам - чтобы не попасть в ситуацию недобросовестной конкуренции. Регулятору - чтобы быть готовым к быстрому росту отрасли, не столкнуться с ситуацией, когда он чего-то не понимает в идущих и набирающих динамику процессах. Поэтому ЦБ заранее, очень вдумчиво и мягко, но в то же время последовательно и детально разбирается в нашей специфике. Я был приятно удивлен уровнем и стилем работы сотрудников Центробанка. С нашей стороны, нам тоже нетрудно собрать для регулятора нужную ему отчетность.

Насколько мне известно, сейчас есть планы создавать законодательное поле для краудинвестинга. Когда такое поле появится, пока непонятно. Диалог ведется.

- А с биржей вы в диалог вступаете?

- Наш оборот по итогу 2016 года составит 500-700 млн рублей в год. Для биржи мы пока совсем маленький объект, но в будущем хотели бы сотрудничать.

Мы думаем о том, чтобы развивать линейку своих инструментов. Например, интересно было бы поработать с коммерческими облигациями. Или сделать эмиссию акций. Это ключевые идеи развития краудинвестинга в целом. Но есть очевидная сложность, связанная с тем, что сейчас заниматься краудинвестингом в России не очень комфортно.

Поясню, почему. Вот мы находим молодую компанию с нужными нам параметрами, начинаем создавать на этой основе акционерное общество. В российском законодательном поле этот процесс займет примерно 2-3 месяца, плюс придется делать допэмиссию, это еще не меньше месяца. В итоге весь процесс займет 3-4 месяца и будет стоить несколько сотен тысяч рублей, а для молодой компании это очень большая сумма и совсем большой срок. Дальше может случиться еще более неприятная вещь. Создали компанию, потратились, вышли на торговую площадку привлекать деньги - и не привлекли. В то же время, если акций еще нет, то и привлекать деньги невозможно. Вот эта операционная сложность нас сильно ограничивает.

Есть несколько путей для того, чтобы разрешить эту коллизию. Но все они пока в стадии осмысливания.

Мы не работаем с фантомными инструментами типа инвестиционных соглашений или опционов. Абсолютно неясно, каким образом в случае возникновения проблем будут решаться такие конфликты в суде, потому что судебной практики нет, и решения могут быть вынесены самые непредсказуемые. Да там и налоговые проблемы возникают. Поэтому мы идем исключительно путями, которые всем хорошо известны и понятны: займы, акции, облигации. Самый продвинутый инструмент - конвертируемый займ. На эту тему уже есть судебная практика, так что с этим мы работаем.

- Какими типами работ по преимуществу занимаются ваши юристы?

- Наш корпоративный юрист помогает инвесторам структурировать сделки. Например, у конкретной компании есть конкретные условия инвестирования, и мы можем их заранее определить для инвестора, чтобы сэкономить ему время. Либо подготовить договор займа.

- Как технически заключается сделка?

- Есть несколько форматов. Если это сделка с equity, то все оформление прав собственности происходит через нотариуса либо регистратора. А вот если делается заем, то есть два варианта: либо опять-таки составляется и подписывается официальный договор, либо все проводится через наш терминал, где предложение оформлено в виде лотов. Инвестор может заранее изучить компанию, в которую собирается инвестировать, а потом выбрать лот и ввести свои данные. Далее автоматически генерируется договор, а потом делается банковский перевод. Все происходит онлайн. У компании StartTrack нет ни брокерских счетов, ни, пока, полноценного личного кабинета: деньги ходят между компанией и инвестором напрямую. Площадка не участвует в отношениях между инвестором и компанией, в которую он инвестирует.

Это снимает для инвестора риски площадки.

Думаю, что так будет и впредь. У нас как торговой площадки нет необходимости делать клиринг, потому что обязательства возникают в момент, когда деньги уже поставлены в компанию, привлекающую инвестиции.

Мы очень плотно работаем с инвесторами. В России, где инвестиции в малый и средний бизнес еще не стали повседневностью, с инвесторами приходится работать только очень плотно - и никак иначе. Мы проводим много мероприятий: личные и коллективные встречи, клубные форматы. Подобные мероприятия являются запросом со стороны самого сообщества инвестором: им важно получать экспертизу, обмениваться опытом. Это помогает с наработкой экспертизы и нам.

Дальше нам надо будет научиться работать с рисками и с портфелями. Когда компаний в нашем портфеле станет больше, риск станет более считаемым. И в этот момент наш продукт станет по-настоящему массовым. Пока что прийти на нашу площадку, понять все риски и работать все-таки может не любой инвестор.

- Каковы ваши кратко- и среднесрочные цели?

- В следующем году наша цель - добиться оборота порядка 1,5-2 миллиардов рублей. Хотим начать работать с профессиональными участниками рынка, с брокерскими и инвестиционными компаниями. Главная цель - объяснить, что мы предлагаем нормальный финансовый продукт.

Когда краудинвестинг только появился в России, никто не понимал его специфики: экономический эффективный ли это формат - или нечто совсем другое, например, из области социальной? Постепенно стало ясно, что здесь имеет место именно экономика. Более того, классическое акционерное общество - это ведь и есть краудинвестинг. Просто со временем на фондовом рынке стали работать очень крупные профессиональные участники, причем с АО, которые стоят очень много. А обычный бизнес, малый и средний, остался без инструментов привлечения инвестиций от широкого круга обычных людей, неспециалистов-финансистов. По сути, мы сейчас возрождаем тот формат, с которого когда-то все начиналось. Причем мы ведь не стремимся создавать нечто принципиально новое. Над созданием классических механизмов фондового рынка работали очень светлые головы, очень много лет - эти механизмы создали эволюционно совершенные инструменты и механизмы. Мы думаем в той же логике: хотим создать и отработать понятный, надежный и доходный инструмент, который можно просто вставить в линейку тех инструментов, которые уже работают. И, по отзывам коллег, у рынка тоже есть потребность в таких инструментах.

Дата публ./изм.
14.11.2016