Email:
Пароль:
О НАУФОР
Членство в НАУФОР
Стандарты и рекомендации
Информационные материалы
Аттестация и обучение
Мероприятия
"Вестник НАУФОР"

Роман Лохов (Вестник НАУФОР №7-8 2017)

Роман Лохов, главный исполнительный директор компании «БКС Глобал Маркетс», рассказывает главному редактору журнала «Вестник НАУФОР» Ирине Слюсаревой, куда стремится возглавляемое им подразделение и из чего на практике возникает синергия.

В российском сегменте mid-cap есть много хороших компаний, о которых инвестбанкиры либо еще не знают, либо пока недостаточно с ними работали

КОВБОИ ИЗ РОССИИ УХОДЯТ

- Роман, как вы позиционируете положение компании «БКС Глобал Маркетс» на финансовых рынках? какие цели ставите в кратко- и среднесрочной перспективе?

- «БКС Глобал Маркетс» - один из ведущих игроков на рынке инвестбанковских услуг. Мы предоставляем инвестиционно-банковские услуги, услуги на рынках капитала и прайм-брокеридж. Наши клиенты - это, прежде всего, институциональные и корпоративные клиенты, а также HNW - обеспеченные частные инвесторы и фэмили офисы. На Западе нас видят примерно так же, но с понятными поправками: там мы - лучшая компания, через которую можно выходить на российский рынок. Все-таки мы, главным образом, сфокусированы на Россию. Хотя на западе у нас, кроме того, есть еще бизнес-направления, которые не завязаны на российский рынок напрямую, через которые мы диверсифицировались. Например, мы стали предоставлять прайм-сервис иностранным фондам с AUM около 100 миллионов долларов на глобальных рынках: там сейчас открылась эта ниша, из-за ужесточения регулирования и, как следствие, необходимости для больших банков разгружать баланс. Частично они освобождают баланс, отказывая определенным клиентам в сервисе. И мы в эту нишу зашли.

В дополнение к нашим традиционным бизнесам - сервисам на рынках капитала и брокерскому, за последний год мы значительно активизировались в области инвестиционно-банковских услуг. Набрали большую сильную команду, создали новые для нас сильные бизнес-направления - во-первых, размещения на рынках долгового капитала, во-вторых, инвестбанковские услуги - классические IPO и слияния/поглощения. Сейчас «БКС Глобал Маркетс» - один из лидеров по размещениям облигаций (в рейтингах CBonds мы уже номер 8 в стране, только за последние три квартала мы участвовали в 20 сделках на сумму около 100 миллиардов рублей, приведя твердый спрос на 20 миллиардов). Также у нас есть 5 мандатов на проведение IPO, появилось несколько мандатов и закрытых сделок по слияниям и поглощениям. Но об этом вы еще услышите, когда информация станет публичной. Все это было сделано, повторюсь, с «низкого» старта. Два года назад ни то, ни другое еще не входило нашу стратегию. Но потом случилось много важных событий, которые радикально преобразили рынок.

- Что за события вы имеете в виду?

- Во-первых, несколько серьезных иностранных инвестбанков поменяли свое позиционирование на российском рынке. Ушел Barclays, ушел Royal Bank of Scotland. Deutsche Bank в сентябре 2015 года сообщил о закрытии российского инвестподразделения; Credit Suisse, JP Morgan и Goldman Sachs перевели существенную часть бизнеса в Лондон. Иными словами, одновременно несколько мощных игроков уменьшили свое присутствие на российском рынке инвестбанкинга или вообще свели его к нулю. Мы увидели в этом шанс для себя! Чем меньше конкурентов остается, тем больше бизнеса для нас!

Во-вторых, мы увидели новый сегмент, в котором можно зарабатывать, но который был оставлен без внимания крупными банками: это mid-cap, российские компании средней капитализации. И сделали на него серьезную ставку. Мы считали, что рынки долгового капитала оживут, ставки будут падать, рынок станет более локальным, по многим причинам - с точки зрения листинга, происхождения эмитентов, вследствие геополитической ситуации, из-за поддержки ЦБ. А также потому, что российская инфраструктура по факту уже стала очень сильной, развилась до соответствия международным стандартам. Сочетание этих факторов привело к тому, что «БКС Глобал Маркетс» решил заходить на рынок облигаций и предоставлять инвестиционно-банковские услуги российским компаниям с особым фокусом на компании средней капитализации (mid-cap). Причем мы сделали это очень агрессивно.

- Расскажите, что позволило вам столь успешно и скоро войти в новые для себя ниши?

- Во-первых, в короткие сроки мы наняли топовую команду, пригласили ведущих специалистов из ключевых инвестиционных домов: ВТБ Капитал, Дойче банк, Барклайз и UBS. У нас работают лучшие: например, такие известные на рынке банкиры, как Юрий Прилипов, Азер Мамедов, Михаил Бутрин, Алексей Куприянов.

Во-вторых, мы сразу стали выходить на большие сделки: как я уже говорил, последние два квартала «БКС Глобал Маркетс» был очень активен в долговом сегменте. За этот небольшой, в сущности, отрезок времени мы участвовали в размещении облигаций очень известных компаний: ГК ПИК, АФК Система, Уралкалий (вместе с компанией «ВТБ капитал», Сбербанком и Росбанком), ТМК, «Тинькофф банк» (бессрочные еврооблигации, номинированные в долларах, вместе с J.P. Morgan, UBS), ЧТПЗ. Это были крупные сделки с большими известными компаниями, но также мы делали и менее крупные сделки, в соответствии с нашим фокусом на mid-cap. Просто назову несколько имен: Лидер Инвест (входит в АФК «Система»), Балтилизинг, Элемент Лизинг, Каркаде, ХК и другие компании.

Следуя нашей стратегии по предоставлению инвестбанковских услуг на самом высшем уровне компаниям средней капитализации, мы даже создали новый бренд - «Rising stars».

- Что представляет собой этот бренд?

- Это перспективные российские компании средней капитализации, за которыми будущее и которые мы представляем нашим международным и локальным клиентам. Эти компании либо планируют стать публичными в скором времени, либо выпускают долг. В ноябре прошлого года прошла первая конференция «Russia Rising Stars» в Стокгольме и она вызвала большой интерес со стороны скандинавских инвесторов.

В марте «БКС Глобал Маркетс» провел конференцию «Russia Rising Stars Conference High Yield Bonds» в Москве - мероприятие для эмитентов, выпускающих высокодоходные облигации, и частных инвесторов. Инвесторы общались с представителями таких компаний, как «Полипласт», «Элемент Лизинг», «Лидер-Инвест», «ХК Финанс» (Home Credit Group), «РСГ - Финанс» (ГК «Кортрос») и 4Finance S.A. (группа Finstar). А в апреле мы уже были с новыми компаниями в Лондоне. Я очень верю в этот бизнес. Есть у нас отличные компании - в этом нет никаких сомнений.

- Вера распространяется только на облигационный рынок?

- Не только! Как я уже говорил, мы участвовали в нескольких SPO, а самое главное, нам удалось получить несколько мандатов от очень перспективных компаний на IPO, названия которых пока не могу разглашать. В общем, есть чем гордиться. Команду мы создали всего 9 месяцев назад - и вот уже получаем супермандаты на размещение.

Я в принципе верю в перспективы российского сегмента mid-cap. Верю в то, что есть много хороших компаний, о которых либо еще не знают, либо которые пока еще инвестбанкиры не очень покрывали. Исторически происходило так: есть российские «блю чипс», это 20-30 компаний, вокруг них консолидируется основная активность. И все. И российские, и западные банки всегда ходили за большими размещениями и большими комиссионными. Но ведь есть отличные компании чуть меньшего размера, в которые нужно много инвестировать, которые нужно выращивать, которые могут расти и выходить на IPO.

Было несколько факторов, препятствовавших их росту, прежде всего недостаток ресурсов, потому что всех интересовал только сегмент «голубых фишек»; если такие компании все-таки работали с инвестбанкирами, то их покрывали с другим уровнем профессионализма, по остаточному принципу. В этом мы и увидели большой потенциал бизнеса и новые возможности для нас.

- Остановимся на этом чуть подробнее - какие новые возможности вам открылись? Что выделяет вас в работе с сегментом mid-cap?

- Возможность оказывать инвестбанковские услуги на уровне «балдж брекет банков» в сегменте компаний средней капитализации. При топовой команде инвестбанкиров, мы будем работать не только с теми компаниями, которые готовы платить несколько миллионов долларов комиссионных за одну сделку. Мы заходим в компании мид-кэп и даем им такой уровень сервиса, который прежде был доступен только «голубым фишкам». И они просто в экстаз приходят, потому что о многом раньше просто не знали. Мы рассказываем, как лучше структурировать бизнес, как наладить учет, вносим много навыков из области практического финансового менеджмента и, в конечном итоге, позволяем им получать все преимущества на рынках долгового и акционерного капитала.

Некоторое время назад мы вывозили представителей компаний категории «Rising stars» в Стокгольм на встречу с инвесторами - и это был успех, мы увидели интерес!

У нас сильная франшиза на Западе и мы смогли организовать хорошие презентации.

Инвесторы также высоко оценивают нашу аналитику - аналитическая команда «БКС Глобал Маркетс» вошла в ТОП-10 рейтинга Institutional Investor, заняв седьмое место по России и третье место в секторе «Горная металлургия» во всем регионе EMEA. Также наша аналитическая команда вошла в пятерку лидеров международного исследования Thomson Extel за 2017, совершив самый значительный рывок в рейтинге за прошедший год.

В общем, у нас сильная аналитика, отличная дистрибуция на Западе и твердая вера в новые российские интересные компании. Поэтому мы вывозим эти компании, наши «rising stars», к большому количеству инвесторов. При этом там мы сейчас наблюдаем две довольно интересные тенденции. Во-первых, появился отложенный спрос на Россию. Инвесторы действительно хотят в нас инвестировать, несмотря ни на что! Во-вторых, реальные tickets упали: раньше никто не хотел разговаривать о суммах ниже определенной планки.

- А каков уровень планки сейчас?

- Около 50 миллионов долларов. Однако сейчас индустрия изменилась. Хедж-фонды готовы инвестировать меньшие деньги; более того, они готовы рассматривать компании меньшего размера и инвестировать в менее ликвидные компании, готовы рассматривать любые интересные истории. Они хотят заходить в Россию, в интересные бизнесы на этой территории. Это и есть тот рынок, на котором мы работаем. Мы хотим находить в России интересные mid-cap компании и выводить их на рынок, показывать их России и миру. Повторюсь, у нас есть все, чтобы достичь успеха: прекрасная аналитика, передовой инвестиционно-банковский сервис и сильная дистрибуция. Есть несколько мандатов на первичные размещения. Надеюсь, мы все их реализуем в течение года и постоянно будем получать новые.

Вы все это увидите - ручаюсь, вам понравится.

- Как вы строите стратегию на рынке облигаций?

- Еще год назад, когда ЦБ выпустил новую стратегию (имею в виду документ «Основные направления развития финансового рынка Российской Федерации на период 2016-2018 годов»), стало понятно, что российский облигационный рынок будет развиваться взрывным образом. И что нужно заходить в сегмент mid-cap: там сейчас гигантский потенциал, колоссальные возможности.

Многие предприятия начали понимать, что кредит - не единственная возможность финансировать свой бизнес. В кризис многие банки вели себя в роли кредиторов, скажем так, неоднозначно, где-то даже довольно жестко - они не давали компаниям возможности перекредитоваться, не демонстрировали гибкость. Кроме того, у компаний возникла потребность не только в деньгах, но еще и в консультировании. Инвестбанк вполне в состоянии научить их сделать бизнес более гибким.

Центральный банк, понимая все это, ввел даже термин «бондизация»: они хотят простимулировать развитие сильного финансового рынка, расширить его, дать возможность находить на нем финансирование не только большим компаниям. Сделать так, чтобы рынки капитала, наконец, стали выполнять свое прямое назначение: чтобы на них выходили компании и привлекали капитал.

Повторю еще раз, что при этом в нашей стране осталось мало инвестиционных банков, особенно западных. Оставшиеся игроки, по преимуществу отечественные, разбрелись в стороны от основного рынка: кто-то пошел в коммерческий банкинг, кто-то ушел из международных офисов, кто-то двинулся на другие развивающиеся рынки. Мы считаем, что эти освободившиеся позиции можно и нужно занимать. Кроме этой категории игроков, в стране есть еще государственные инвестбанки, которые фокусируются преимущественно на очень больших сделках и на сделках государственного значения. Но ни та, ни другая категория банков не идет системно в средние сделки, не предоставляет инвестбанковских услуг, если не видят заработков в миллионы долларов. А мы в эту нишу - пойдем!

Кроме того, одним из наших значительных преимуществ является сильная локальная дистрибуция - мы не держим больших собственных позиций и очень важны для эмитентов с точки зрения вторичного рынка. При этом ФГ БКС стала довольно большой структурой, наш капитал сейчас составляет двадцать семь миллиардов рублей, и мы можем подписываться по значительные объемы. Активы на балансе - под 200 миллиардов рублей. Чистая прибыль 2016 года - около 7 миллиардов. Вообще мы становимся значимым, системным игроком на рынках капитала. Но это не значит, что мы можем и хотим конкурировать со Сбербанком и ВТБ по объемам, используя собственную книгу.

- Какие стратегии вы можете предложить компаниям со средней капитализацией?

- Мы можем очень многое, мы предоставляем широкий спектр инвестиционно-банковских сервисов самого высокого качества. Но мы фокусируемся на клиентском бизнесе, а не на собственных операциях, требующих гигантского баланса.

При этом важно отметить несколько вещей.

Первое. Формируя стратегию в мид-кэпах, мы четко решили, что не будем устраивать эдакий «ковбой-бэнкинг». Нам не нужны четыре сделки по 300 миллионов долларов каждая, и чтоб потом бумаги, которые мы выпустим, не разместились, а мы бы забрали их себе на баланс и сидели бы с такой концентрацией, а у эмитента не появилось бы серьезного вторичного рынка. Давайте сделаем не четыре сделки по 300 миллионов, а двести сделок - по 10-20 миллионов (кстати, объем в итоге получится больше) в сегменте мид-кэпа с хорошими компаниями. Диверсификация важна и для нас, и для наших клиентов.

Второе. Мы заходим в мид-кэп компании, которые кредитуются на сложных условиях и/или исключительно в коммерческих банках - и предлагаем заместить часть кредитов бондами. Идем в русский нigh уield, начинаем их анализировать, знакомиться с менеджментом, консультировать их и помогать.

Третье. Когда мы продаем «организованный нами долг» нашим клиентам, то мы продаем его не только «в лоб» - мы можем понижать риски инвесторов, обеспечивая им диверсификацию. Например, мы можем запаковывать выпущенные нами бонды в структурные продукты или в ноты, можем нарезать эти риски для клиентов, делить их. Или же можем отдавать риски в той пропорции, которую считаем правильной - в зависимости от профиля клиента, его аппетита к риску, его размера и так далее. Вариантов есть много. У нас очень развитый деск структурных продуктов, очень хорошая платформа с большими возможностями.

- Итак, сегмент mid-cap только открывает возможности инвестбанкинга. А «крупной рыбе» что важно в текущей экономической ситуации?

- Здесь как раз уместно будет рассказать, какие еще факторы нам помогли, почему мы заходили и заходим также и в большие сделки. В стране понижаются ставки, все компании хотят рефинансироваться, притом срочно. Как я уже говорил, когда компания хочет рефинансироваться, ей важно не просто продать облигации при размещении, для нее важен вторичный рынок выпущенных облигаций, важна их ликвидность. Но ставки снижаются. Что делают большие игроки в ситуации понижения ставок? Они в основном все покупают на свою позицию. Инвестировать некуда, денег в системе очень много, поэтому покупают бонды и сидят на них. А вторичный рынок слабый.

Мы поступаем иначе: наш основной бизнес - это размещение! Почему? Во-первых, у нас не гигантский баланс, поэтому мы не можем брать много на собственную книгу. К тому же наш фокус - на клиентском бизнесе, каждый должен заниматься своим делом. Во-вторых, у нас много возможностей для размещения больших объемов: ведь кроме институционалов, БКС - самый большой игрок в стране в сегменте ритейла. А в этом сегменте за последнее время произошло много важных событий. Появился такой инструмент, как Индивидуальный инвестиционный счет - ИИС, дающий частному клиенту возможность вернуть 13% в виде налогового вычета.

Далее, клиентов-физлиц освободили от уплаты налога на купон. Таким образом, бонд уравняли по условиям с депозитом. А у нас огромная база эмитентов облигаций, так что мы просто объяснили инвесторам, какие новые возможности у них появились. В итоге размещаем облигации и больших компаний - спрос вырос.

- Насколько это сильный и стабильный спрос?

- Приведу такой пример. Когда мы делали одно из своих первых размещений, после освобождения от налогов, то хотели немного бумаг оставить себе для казначейства. Но не получилось: возник ажиотаж, книгу заявок переподписывали, в результате БКС как андеррайтеру не досталось ничего. Но - клиенты важнее.

В результате всей этой активности в компанию идет приток активов, за 4 месяца мы выполнили годовой план. Потому что инвесторы «сидят» в депозитах, ставки по депозитам падают, а люди привыкли получать хорошую доходность - вот и ищут возможность продолжать ее получать. А тут - появилась облигация как очень хорошая альтернатива депозиту, притом наш клиент понимает, что мы же этот облигационный выпуск и размещаем. Такую бумагу ему в принципе выгодно купить, к тому же, купив ее на ИИС, человек получит налоговый вычет.

Вот так работает этот механизм. В результате у нас в этом сегменте сгенерировался гигантский спрос - в первую очередь, со стороны очень обеспеченных клиентов, но не только от них. При этом мы продаем те облигации, которые сами андеррайтим. И эмитенты, конечно же, хотят с нами работать, поскольку мы создаем ликвидный вторичный рынок.

- То есть, к вам будут идти и инвесторы, и эмитенты?

- А как может быть по-другому? Есть ориджинейшн, есть дистрибьюшн. И то, и другое должно работать! И работает! Смотрите.

Первое. Как я уже говорил, в этой области мы начали работать всего три квартала назад и отстроили свой бизнес очень быстро, правильно и агрессивно. Дальше я хочу сделать так, чтобы в этом сегменте каждый владелец среднего и крупного бизнеса, просыпаясь утром и думая, где взять финансирование, в первую очередь думал о нас. Есть Сбербанк, в котором можно взять кредит, а есть БКС, через который можно сделать выпуск облигаций. Хотелось бы вот так.

Второе. Ставки по депозитам продолжают снижаться. Поэтому часть денег будет перетекать к брокерам, нужны доходности.

Третье. Рынок становится все более и более локальным, к выпуску бондов будет прибегать все больше российских предприятий.

Эти три тенденции будут срастаться, работать совокупно и давать синергию. Причем на Запад рублевый долг тоже можно продавать, у нас там имеется сильная база институциональных инвесторов, есть дистрибуция. Что касается сегмента компаний средней капитализации, то здесь мы намерены стать безоговорочным лидером. А в сегменте крупных компаний хотим участвовать во всех размещениях на первой линии, в партнерстве с крупными игроками с большими балансами.

- Как именно компании средней капитализации узнают о вас? Как устроена ваша дистрибуция?

- Проблемы дистрибуции у нас нет: в настоящее время спрос на инвестбанковские услуги БКС со стороны российских корпораций значительно превышает предложение. Нам достаточно было сделать первые 10 размещений: они получились большими, громкими, команда продемонстрировала высокий класс работы. Корпорации видят, что мы можем многое: эффективно размещать их долговые обязательства, гарантировать значительный объем эмиссии и понизить ставку. Они начинают рекомендовать БКС как сильного игрока другим эмитентам. Далее. У нас более 100 офисов в регионах. Мы вообще-то исторически из Новосибирска, и уж в регионах-то нашу компанию точно знают. У нас широкая и разносторонняя клиентская база, сильный мани-маркет, надежное хеджинговое подразделение. Мы делаем операции репо, у нас есть собственный банк. Мы работаем с крупными корпорациями, у большинства из них есть (в составе холдинга) свои компании мид-кэпа.

Ну и потом, маркетинг инвестиционно-банковских услуг не делается через размещение рекламы в супермаркетах. Компания мид-кэп - все-таки не инновационная сосисочная; эти компании, конечно, знают потенциальных партнеров в сфере инвестбанкинга. Они же мониторят размещения других компаний и видят, кто их организовал.

Иными словами, путей, на которых мы находим клиента, очень много.

И Центральный банк на нашей стороне! Потому что они хотят делать бондизацию национального финансового рынка, а БКС - именно та компания, которая очень хочет ее делать и делает.

- Политика Центрального банка кажется вам правильной?

- Кратко - да. Но это такая широкая тема и отдельная - у ЦБ очень много сфер деятельности. В нашем разговоре я хотел бы сфокусироваться на основных направлениях развития финансового рынка. Этот аспект деятельности регулятора очень важен для нашего разговора. Вот мы говорили про рынки облигаций. ЦБ даже термин ввел новый - «бондизация» - это комплекс мер, которые стимулируют развитие рынка облигаций. Я вижу, что происходят правильные вещи, а не просто разговоры. Ряд этих мер уже действительно реализован: устранение налогового арбитража; запуск ИИС. Я вижу, что ЦБ продумал объемный комплекс мер, которые способны стимулировать развитие рынков капитала, и воплощает их в жизнь.

Сильная страна - это сильная экономика. Сильной экономики не бывает без сильного рынка капитала. В нашей стране нужно сделать очень много вещей для того, чтобы российские рынки капитала стали сильными.

Дорожная карта-то в принципе ясна, она выстроена в рамках реализации проекта создания МФЦ. Я вижу, что свою часть работы ЦБ делает. И мы тоже хотим работать в этом проекте, причем быть в числе первых.

И это придает всем нашим действиям особый драйв.

Ведь в чем смысл освобождения облигационного купона от налогообложения? Это - один из шагов на пути к созданию в стране длинных денег. Многие годы мы обсуждаем одну и ту же проблему, повторяем как мантру - «в стране нет длинных денег». На любой конференции, в любом выступлении, на каждом публичном мероприятии звучит эта фраза. И вот - появляются ИИС, снят налог с купона… Все это - стадии пути к созданию тех самых длинных денег, в которых так нуждается отечественная экономика.

И «БКС Глобал Маркетс» участвует в этом создании самым непосредственным образом!

Мы приходим в компании, которые ходят получить финансирование, приводим к ним частных инвесторов, делаем это быстро, четко, работаем как машина. Мы хотим быть лидером этого рынка - и будем им. Наша клиентская база нацелена на инвестиционные продукты.

- Могли бы мы обсудить иные стратегические инициативы? Вначале вы упоминали о своих позициях на западных рынках…

- Есть несколько сегментов клиентов, с которыми мы работаем. В данном контексте надо различать Россию и Запад, стратегические инициативы там разные.

В России наши сильные стороны - это рынок репо, рынок бондов, торговля на деске, рынки капитала, ДМА, прайм-брокерские услуги. Помимо этого, есть еще два больших направления, которые мы стратегически развиваем.

Направление первое - корпоративный сегмент. О нем мы сегодня уже много говорили. Мы заходим туда через рынки долгового капитала (DCM), через инвестиционно-банковское подразделение и через казначейские продукты. «БКС Глобал Маркетс» предлагает большую линейку продуктов для банков (хеджирование, мани-маркет, валютные операции). Все эти сервисы мы даем корпоративным клиентам.

Второй важный сегмент - ВИП-брокеридж (private investment banking - так мы называем эту бизнес-линию внутри). Здесь уровень входа - от 1 млн долларов. В этом сегменте мы даем клиентам совсем другой уровень сервиса, их обслуживают так же, как институциональных инвесторов. Следует понимать, что за сервисом, который они получают, стоит практически весь спектр инвестиционно-банковских услуг компании «БКС Глобал Маркетс».

К ВИП-клиенту могут приехать наши аналитики, мы можем организовать ему встречу с менеджментом компании, акции или облигации которой он хочет купить, а часто и с ее собственником, показать детальный кредитный анализ (например, если идет речь о выпуске бондов, которые мы же и выпускаем). У клиента есть прямой доступ на дески, к нашим консалтинговым партнерам и так далее. Это полный цикл сервиса, мы работаем с физическим лицом как с фондом.

Сервис для ВИП-клиента - это совсем не то, как если бы ему давали все тот же набор инструментов, что и обычному клиенту-физлицу, хотя при этом дополнительно предлагали чашку кофе, билеты в Большой театр или дарили розу. Это качественно и сущностно иной сервис, который открывает новые возможности.

В этом сегменте тоже возможен сильный рост клиентской базы - и он уже идет.

- Это то, что вы предлагаете в России. А что на Западе?

- На Западе - другие возможности, и не менее привлекательные! Например, мы обнаружили нишу для прайм-брокериджа - и запустили платформу мини-прайм. Мы оказываем прайм-брокерские услуги на западных рынках западным клиентам. Это было невообразимо еще 2-3 года назад. Но мы увидели, что сейчас ситуация поменялась.

- Как поменялась?

- Во-первых, западное регулирование очень серьезно ужесточается. После кризиса происходит безумное регуляторное давление на большие инвестиционные банки, на капитал: появились директивы Мифид-2, Базель-3 и так далее. Большие западные банки начинают загонять в жесткие рамки, особенно с точки зрения нормативов достаточности капитала. В результате они вынуждены избавляться от определенных сегментов клиентов, чтобы разгрузить балансы. Или вводить невозможные тарифы за обслуживание, чтобы отбить издержки на аллокацию капитала. Например, многие перестали быть готовы делать бизнес с клиентами, которые платят меньше 0,5 млн долларов. А мы готовы.

Или они не готовы работать с монопродуктом. А мы - готовы!

То есть, определенной категории клиентов западные инвестбанки просто перестали предоставлять определенные сервисы. А им нужен прайм-брокер: который даст им финансирование, даст выход на западные рынки, даст возможность торговать через других брокеров. Плюс гибкость. Мы увидели эту нишу, мы можем в ней работать - и мы очень агрессивно туда устремились.

В настоящее время наша компания реализовала первую ступень этого сервиса, работаем дальше. Появились первые клиенты.

Конечно, мы хотим определенной диверсификации.

- Как вы оцениваете российскую инфраструктуру финансового рынка?

- Инфраструктура улучшилась! Но я полагаю, что значительно важнее сейчас развивать не инфраструктуру, а среду. Это разные вещи. Если говорить именно об инфраструктуре, то здесь за последние годы было сделано очень большое количество абсолютно правильных и классных вещей. Центральный депозитарий, расчеты по схеме Т+, центральный контрагент, рынок репо и так далее. Некоторые структурные вещи вообще есть только в России. Сейчас сервисы Московской биржи - это просто космос.

Проблема в другом. Существует концепция создания в Москве международного финансового центра (МФЦ). Это очень правильная, хорошо структурированная задача: ее решение выстроено именно как комплекс действий, как последовательное движение к конкретной цели. Потому что биться только над улучшением инфраструктуры - неправильно. Этого недостаточно. Существует целый ряд взаимно связанных вещей, которые условно можно обозначить как «защиту инвестора». Что такое защищенность инвестора? Это и вопросы прозрачности и доступности, это и вопросы дивидендов, и много еще хорошо известных, не раз насаждавшихся вещей.

Это именно комплекс, в нем все взаимоувязано, в эту сферу вовлечены интересы многих и многих стейкхолдеров.

Далее должны появиться все необходимые инструменты хеджирования: деривативы на процентные ставки; CDS и так далее. Известно и понятно, что именно нужно сделать в этом сегменте: должен появиться набор необходимых инструментов. Корпорации, предприятия реального сектора должны иметь финансовую защиту.

В создании этой защиты могут и должны принимать участие все типы игроков: роль биржи понятна, но дальше кто-то должен поддерживать котировки, заключать сделки, быть маркетмейкером, поддерживать ликвидность. Не думаю, что имеет смысл сейчас говорить об этом подробно. Этот комплекс проблем тоже обсуждался сотни раз, на разных уровнях, с разными участниками.

- На глобальном финансовом рынке сейчас происходит революция, связанная с появлением финтеха. Какие вызовы для индустрии она несет?

- Можно ставить вопрос широко: в мире происходит технологическая революция. Но я не верю, что хотя бы один человек знает, к чему она приведет через 10 лет. Мир становится очень-очень быстрым, в нем происходят качественные изменения. Сейчас самое важное не пытаться сделать прогноз о том, что именно случится и/или появится. Гораздо важнее создать такую среду, в которой игроки смогут очень быстро реагировать на все, что будет происходить и появляться.

Специфика современности состоит в том, что современный мир может за ночь перевернуться вверх тормашками, и в этом новом мире вчерашние сильные стороны станут проигрышными. Все конкурентные преимущества в лучшем случае обнулятся.

Например, компания имеет гигантскую филиальную сеть, ее представительства - за каждым углом. Неважно, что она продает: финансовые услуги или корейскую морковь. И вот внезапно корейскую морковь стало можно заказать по сети Фейсбук: это быстрее, дешевле, проще, а вдобавок вкуснее. И на балансе компании мгновенно образовался гигантский «кост».

Нужно очень внимательно отслеживать происходящие изменения. Кстати, в Финансовой Группе БКС - очень крупный бюджет на финтех, мы очень серьезно адаптируем инфраструктуру. Потому что надо очень быстро понимать, на каком участке понадобится гибкость.

А основной вызов - это кадры! Они, как говорится, решают все, но их недостаточно.

Дата публ./изм.
14.08.2017