Email:
Пароль:
О НАУФОР
Членство в НАУФОР
Стандарты и рекомендации
Информационные материалы
Аттестация и обучение
Мероприятия
"Вестник НАУФОР"

Эдди Астанин (Вестник НАУФОР №12 2016)

Председатель правления Национального расчетного депозитария Эдди Астанин рассказал Ирине Слюсаревой о событиях, которые были в ушедшем году знаковыми и для НРД, и для всего рынка в целом. Словом, о самых важных итогах уходящего года и планах на год наступающий.

БОЛЬШИЕ ПРОЕКТЫ

Важно помнить, в чем состоят национальные интересы развития финансового рынка…

- Эдди Владимирович, судя по итогам работы НРД за три квартала 2016 года, результаты года будут хорошими. Практически все количественные показатели (объем ценных бумаг на хранении, количество инвентарных операций и так далее) - выросли. А как бы вы сформулировали главные итоги уходящего года не в цифрах? В более общей логике?

- Комментируя планы возглавляемых компаний на следующий год, оптимисты говорят «Прорвемся!», а пессимисты - «Продержимся!». Реальность в этом смысле - во многом вопрос восприятия. Хотя в целом наши производственные показатели, как вы отметили, были вполне удовлетворительными. Мы выполнили наши обязательства перед акционерами, перед Наблюдательным советом - и по финансовым показателям, и по производственным.

Но, безусловно, 2016 год для всех был очень сложным. Рынок переживает сегодня один из сложнейших периодов своего развития. И если «нездоровится» нашим клиентам, то и НРД не может себя чувствовать комфортно. Никто не знает, сколько продлится это состояние. Сейчас многие эксперты говорят о том, что вполне вероятен сценарий, в котором начнется реализация восстановительного тренда. Надеюсь, что наступающий год будет хотя бы не тяжелее уходящего.

- Какие события стали знаковыми для НРД в ушедшем году?

- Я бы говорил не о знаковых событиях для НРД, а об общерыночных событиях, в которых НРД играл ключевую роль. Ключевых событий - два: размещение евробондов Минфина и начало реформы корпоративных действий. Оба стали серьезными вызовами для НРД. Своего рода тестом на зрелость российской посттрейдинговой инфраструктуры, проверкой на соответствие наших технологий и компетенций уровню глобального финансового рынка.

- В чем был основной вызов для НРД в схеме размещения евробондов?

- Это была беспрецедентная задача, как с точки зрения новизны, рисков и ответственности, так и в плане сроков реализации. По сути, у нас был месяц на реализацию схемы, комфортной для крупного глобального сегмента рынка, со своими, устоявшимися стандартами и правилами (об этом см.: Астанин Эдди. Импортозамещение! - Вестник НАУФОР, №№7-8, с.73). Мы выполнили наше обязательство перед эмитентом - Министерством финансов, а именно: обеспечить безупречное посттрейдинговое обслуживание знаковой сделки. Точнее, двух сделок: первый транш российских суверенных евробондов был размещен в мае, второй - в сентябре. Мы это сделали вместе с ВТБ Капиталом. Был размещен весь запланированный объем бумаг и я хотел бы выразить искреннюю признательность сотрудникам НРД за достигнутый результат!

- А что стало самым сложным в реформе корпоративных действий?

- Реформа затронула самые разные категории участников. Регулятора, эмитентов и регистраторов, непосредственно сам НРД, а также клиентов НРД, и клиентов наших клиентов. То есть, всю цепочку взаимодействия между эмитентом и инвестором.

Этот масштабный проект требовал от нас серьезных инвестиций и усилий. Фактически реформа стартовала в 2014 году, затем в течение двух лет совместно с регулятором и участниками рынка проводилась кропотливая работа. А первые два квартала 2016 года были периодом мобилизации сил и ресурсов НРД. Поэтому срок 1 июля 2016 года, когда, в соответствии с законодательством, созданные НРД технологии стали обязательной частью ряда корпоративных действий на российском рынке, для нас стал особенной датой.

Мы хотели, чтобы новшество оценил сам рынок - и поэтому в сентябре по результатам реализации новой технологии НРД совместно с Ассоциацией независимых директоров провели конференцию, посвященную реформе корпоративных действий. На мероприятии прозвучали очень высокие оценки и от эмитентов, и от клиентов НРД. Они были даже выше наших ожиданий. И это, безусловно, приятно. Однако основная проверка качества реализации реформы начнется весной 2017 года, в пик сезона собраний. Мы к этому готовимся: совместно с нашими клиентами проводим тестирования, обучение персонала, оттачиваем технологии. Я верю в команду НРД.

- После того, как в 2017 году пройдет сезон собраний акционеров, осуществление корпоративных действий войдет в спокойный и ровный эксплуатационный режим?

- На промышленный уровень система, в принципе, уже вышла. Хотя следует иметь в виду, что весной 2017 будет проведено ее тестирование в условиях критической нагрузки. А дальше - развитие. Я имею в виду, прежде всего, новую задачу - обеспечение электронного участия в корпоративных действиях конечных инвесторов (проект e-voting).

- Почему e-voting важен для рынка?

- Для нас e-voting важен не сам по себе, как «продвинутая технология» (хотя и это важно). Существеннее, что e-voting - механизм, стимулирующий расширение инвесторской базы российского рынка ценных бумаг, вовлечение индивидуальных инвесторов. Мы считаем, что технология e-voting при определенных условиях может серьезно изменить ландшафт рынка. Не сама по себе, конечно, но как важный инструмент реализации прав инвесторов.

- Каким образом?

- Е-voting позволит владельцам ценных бумаг дистанционно участвовать как в очных, так и заочных собраниях акционеров: самостоятельно зарегистрироваться для участия, ознакомиться с материалами и проголосовать онлайн, заполнив электронный бюллетень. Авторизацию в рамках новой платформы планируется осуществлять с помощью Единой системы авторизации и аутентификации (ЕСИА). Таким образом, доступ к сервису электронного голосования смогут автоматически получить все владельцы ценных бумаг, которые пользуются Порталом государственных услуг.

Такой способ электронного голосования - пока еще новшество не только для российского рынка, но и для большинства зарубежных, включая развитые. Подобный сервис уже работает в Турции, Индии, Корее, на Тайване и некоторых других рынках, там он доказал свою эффективность именно как инструмент повышения доверия и интереса к рынку. Везде, где внедряется e-voting, наблюдается существенное увеличение активности участия акционеров (в том числе иностранных) в корпоративных действиях, таких, как годовые собрания, например. Он значительно повышает привлекательность конкретного финансового рынка, в нашем случае российского, для глобальных инвесторов. Это полностью соответствует интересам и российских эмитентов.

- Но на российском рынке бал правят профессиональные инвесторы. Они уже получили в рамках реформы вполне эффективные инструменты реализации своих прав…

- Да, это так. Но я никогда не делал секрета из своего убеждения, что этого совершенно недостаточно для качественного развития рынка. Посмотрите, сейчас на фондовом рынке работает приблизительно около 1 миллиона инвесторов-физлиц. Этого достаточно, как вы считаете?

- Вполне солидная цифра.

- На мой взгляд, абсолютно недостаточная. Я глубоко убежден, что задача развития внутренней инвесторской базы - стратегическая для российского рынка. В 2008 году НАУФОР подготовила хороший материал под названием «Идеальная модель российского фондового рынка». Там, в частности, шла речь о достижении вовлеченности на рынок на уровне 25 млн счетов инвесторов. Полагаю, это актуально и сейчас.

Деньги в стране есть, на банковских депозитах аккумулировано, по разным данным, около 30 триллионов рублей. Эти деньги слабо работают в экономике. При этом перед Россией в ближайшие 20-30 лет стоят огромные вызовы с точки зрения решения инфраструктурных задач, модернизации структуры экономики. Это требует триллионов инвестиций. Задача развития финансового рынка в том, чтобы обеспечить эффективную работу именно этих денег в экономике страны.

Население должно понимать, что в момент финансовых кризисов нет смысла покупать 5 телевизоров или 7 стиральных машин. Лишний телевизор - не инвестиция. Покупать надо такие финансовые инструменты, которые защитят и приумножат сбережения.

- В России нет культуры инвестирования.

- Уровень образования россиян вполне позволяет им разобраться в нюансах работы рынка ценных бумаг и получить доходность, которая выше инфляции. Конечно, люди должны понимать, какие риски сопровождают инвестиции в такие инструменты. Но существующая линейка инструментов фондового рынка, вне всяких сомнений, позволяет гражданам России приумножить свои сбережения. Повышение финансовой грамотности населения - масштабная государственная задача. Но без её решения мы так и будем топтаться на месте, защищая крошечный рынок, сжимающийся, как шагреневая кожа, и зависящий от нескольких десятков миллионов долларов инвестиций, быстро вливающихся, но так же быстро покидающих рынок в случае кризиса.

- Как эту задачу перевести на уровень практических решений?

- Безусловно, нужна слаженная работа и инфраструктуры, и государства в этом направлении. Е-voting - одно из направлений.

Еще одно - создание совместно с НАУФОР централизованной системы учета паев ПИФ, которая позволит брокерам и номинальным держателям через единую «точку входа» приобретать, погашать или обменивать паи всех управляющих компаний, присоединившихся к системе электронного документооборота НРД. Такая система призвана повысить привлекательность рынка ПИФ именно среди широких кругов. Первый этап платформы планируем запустить уже в марте 2017 года.

Необходима продуманная программа развития рынка в этом направлении. Но прежде нужно признание этой задачи в качестве приоритетной самими участниками рынка. Большие усилия в этом направлении предпринимает Группа «Московская Биржа».

- Значит ли это, что вопросы интеграции российской инфраструктуры в международную финансовую систему должны быть менее приоритетными?

- Абсолютно нет. Это просто разные истории. Я говорю о том, что важно помнить, зачем нам нужен рынок, в чем состоят национальные интересы с точки зрения развития финансового рынка. Но финансовый рынок имеет глобальную природу. И наша задача - развивать на нем те технологии, которые работают во всем мире. Участие НРД в размещении евробондов, планы по размещению на Московской бирже ОФЗ в юанях, международный аспект корпоративной реформы, развитие репозитарной и расчетой систем, взаимодействие со SWIFT, «мосты» с международными центральными депозитариями и совместные проекты в области новых финансовых технологий, развитие кооперации с Китаем - это всё первоочередные проекты для НРД. Все они именно об интеграции в мировую финансовую систему.

- Раз уж зашла речь о репозитариях, расскажите о репозитарии НРД. Каким образом российская репозитарная практика соотносится с мировой?

- Ну прежде всего скажу главное: репозитарий НРД состоялся. НРД в декабре 2016 года получил лицензию репозитария. Напомню, что мы начинали проект в сложных условиях - недостаточности и технологий, и нормативной базы. Когда вступило в силу регулирование, обязывающее участников рынка подавать отчеты в репозитарий, эта тема была новой для рынка. Но все получилось. За девять месяцев 2016 года в репозитарий НРД поступило более 350 тысяч отчетов по всем типам сделок общим объемом более 300 трлн рублей.

В этом году мы проделали большую работу над улучшением интерфейса репозитария, перешли на современные каналы взаимодействия для более комфортной работы участников рынка, развиваем дополнительные сервисы, которые нацелены на улучшение качества отчитываемых данных и выполнение нестандартных запросов клиентов.

Сейчас репозитарий НРД имеет приблизительно 1200 клиентов, преимущественно это участники финансового рынка: банки и брокеры. Но также есть несколько десятков крупных корпораций. Они тоже начали использовать эту технологию.

По количеству клиентов репозитарий НРД сопоставим с таким лидером европейского рынка, как REGIS-TR (европейский торговый репозитарий). Хотя, конечно, количество отчетов у коллег измеряется цифрами порядка миллионов, поскольку европейский рынок деривативов кратно больше российского.

В наши планы входит интеграция репо­зи­тария с системой управления обеспечения в НРД. Мы полагаем, что сможем предложить участникам рынка внебиржевых деривативов сервис, повышающий качество и эффективность исполнения таких сделок. Это часть услуг Группы «Московская Биржа», поскольку есть еще направление клиринга стандартизированных внебиржевых сделок с деривативами с использованием услуг центрального контрагента.

- Что означает интеграция репозитария и управления обеспечением?

- Имеется в виду возможность для участников, заключающих срочные сделки и отчитывающих их, использовать сервисы центрального депозитария по управлению обеспечением в случае возникновения такой потребности (например, в случае внесения маржинальных взносов, переоценки обеспечения и так далее). Для исполнения деривативных сделок в этом случае доступно все обеспечение, которое есть на рынке, - а сейчас его объем составляет более 35 трлн рублей.

Такая синергия сейчас выглядит достаточно интересно для клиентов, оперирующих на внебиржевом рынке, она способна приносить им дополнительную ценность. Центральный банк как регулятор тоже заинтересован в таком сервисе, потому что рынок становится более прозрачным и более надежным. Если мы докажем, что наши алгоритмы по расчету исполнения маржинальных взносов надежны и соответствуют критериям финансовой стабильности, то регуляторные требования к исполнению таких сделок могут снизиться. Такая синергия возможна.

- Вы упомянули взаимодействие со SWIFT. Рынок потрясла история с Центральным банком Бангладеш.

- Да. Когда по подложным документам, поданным в формате сообщения SWIFT к счету Центрального банка Бангладеш в Федеральном резервном банке Нью-Йорка ФРС, было украдено около 80 миллионов долларов…

- Это было невероятно: через SWIFT! К счету центробанка! В Федрезерве! Как такое вообще стало возможно?

- Схема кражи изощренная, все было сделано удаленно. Удаленно было создано платежное поручение, послано в Центральный банк Бангладеш, конвертировано в формат сообщения SWIFT и послано к счету банка в Федрезерве - и после этого следы операций были стерты. Злоумышленники пытались вывести около 1 млрд долларов. Большая часть операций была заблокирована, в результате было украдено лишь 80 млн долларов. Отмечу, что сама система SWIFT не была скомпрометирована, то есть подлог был сделан на входе в систему.

- Вы являетесь представителем России в глобальном совете директоров SWIFT. Поделитесь секретами?

- История уже довольно подробно описана. Вряд ли я что-то прибавлю здесь. На мой взгляд, интересно и в то же время настораживает то, что вскрылось мошенничество довольно случайно: в платежном поручении была ошибка и это привлекло внимание сотрудников Федрезерва. А если бы ошибки не было…?

Этот случай показал, что мошенники могут действовать очень изощренно, причем даже в отношении очень мощных игроков. Важно понимать, что риски возникают главным образом в периметре: там, где возникает переход из одной системы в другую. Под такими рисками сейчас находится любая банковская система.

Следует сказать, что SWIFT отреагировал очень быстро и очень эффективно: была разработана комплексная специальная программа для того, чтобы помочь пользователям защитить их периметр, который подключается к SWIFT.

- А что такое периметр подключения к SWIFT с точки зрения пользователей?

- Это точка «соприкосновения» внутренних систем пользователей с системой SWIFT. Важнейшим элементом этого периметра являются так называемые сервис-бюро. НРД, к слову сказать, является одним из крупнейших сервис-бюро в России. А теперь и самым надёжным.

- В чём это выражается?

- Сервис-бюро аудируют на предмет соответствия стандартам безопасности. Высшим уровнем соответствия этим стандартам является статус сертификации Premier. После случая в Бангладеш мы привели свои системы в состояние максимальной защиты. И получили наивысший статус в соответствии с глобальной системой оценки. В мире сервис-бюро такого уровня всего 14. Это отражает отношение НРД к рискам клиентов.

- Сейчас потихоньку пошли разговоры о возможности создания чего-то вроде локального внутрироссийского аналога системе SWIFT, об организации передачи стандартизованных сообщений между российскими участниками финансовых рынков. Это можно сделать на основе транзита НРД?

- У нас есть сервис «Транзит», он позволяет клиентам общаться с регистраторами через платформу НРД с использованием электронно-цифровой подписи. На базе этой платформы мы можем построить любые типы коммуникаций между клиентами, банками, корпорациями - в любой конфигурации названных элементов. Технологически это возможно, вопрос в востребованности.

Практика работы показывает, что у российских пользователей основной трафик SWIFT - трансграничный. А внутристрановой все-таки построен на локальных решениях. Поэтому мы полагаем, что ниша для «транзитных» сервисов НРД на рынке есть. Например, мы знаем, что у корпораций именно как участников платежного сервиса есть проблемы с множественностью каналов сообщений. Работать сразу с несколькими банк-клиентами затратно, им нужен единый терминал. Если НРД удастся создать платформу, соответствующую требованиям корпораций и позволяющую им сократить расходы, то почему нет?

Сейчас НРД в начале этого пути. Но задача соответствует нашим амбициям: сделать из нашего ИТ-подразделения, которое сейчас выполняет, главным образом, поддерживающие функции, самостоятельное бизнес-направление, которое будет генерировать доход.

- НРД как технологическая компания?

- Да. Мы по факту именно технологическая компания. Больше половины людей, работающих в НРД, так или иначе связаны с программированием, разработкой и внедрением программного обеспечения. Британский журнал «Futures&Options World» в декабре 2016 года номинировал нас (в Лондоне) на премию за лучшее техническое решение в области блокчейна: мы вошли в шорт-лист. Это большая честь для нас, потому что вместе с нами номинируются, скажем, такие компании, как DTCC и NASDAQ. Нас знают в сообществе специалистов по блокчейну, наши эксперты говорят на одном языке с лучшими профи мира. Мы осознанно инвестируем ресурсы в то, чтобы понять, как работает блокчейн, есть ли в этой технологии возможность для развития нашего бизнеса; а возможно, еще и для формирования решений, которые будут интересны другим участникам рынка. В частности, индустрии центральных депозитариев.

В сентябре STRATE, центральный депозитарий ЮАР, поддержал нашу инициативу создать консорциум центральных депозитариев для партнерства в области разработки решений на основе технологии распределенных реестров (Distributed Ledger Technology, DLT). В рамках первого проекта мы как партнеры сосредоточимся на разработке технологий для сервисов удаленного голосования. В частности, требований к платформам электронного голосования, работающим в различных юрисдикциях. К этому партнерству присоединился швейцарский SIX Securities Services, присоединились NASDAQ и DTCC, этими планами заинтересовались коллеги из китайских ЦД.

И, в отличие от других подобных структур, этот консорциум соединяет участников, имеющих общий бизнес-интерес. Он состоит в том, чтобы создавать продукты, ориентированные именно на центральные депозитарии. В нашем консорциуме нет участников с другим профилем. Это важно, поскольку когда интересы разные, договориться бывает непросто. Но в нашем консорциуме налицо однородная среда, мы говорим об одном и том же. Так что у нас большой шанс на успех в этой гонке за технологии.

- У вас есть технологическая стратегия как отдельный документ и отдельный план?

- Да, в декабре 2016 заканчивается срок действия предыдущей Стратегии развития ИТ. Она была направлена, главным образом, на создание в НРД отказоустойчивой платформы. В настоящий момент Наблюдательный совет будет рассматривать новую Стратегию, трехлетнюю. Акцент в ней будет сделан не только на отказоустойчивость, но и на трансформацию нашего ИТ-департамента в бизнес-направление. Он должен будет создавать технологии, которые генерируют бизнес, которые можно капитализировать или продавать.

- Каковы основные задачи НРД на 2017 год?

- У нас 5 бизнес-направлений. У каждого есть амбициозные планы на этот год. Как я уже сказал, мы будем развивать репозитарные сервисы. В марте планируем запустить систему управления обеспечением для внебиржевых сделок репо совместно с компанией Bloomberg, которую сейчас тестируем с участниками. Продолжится развитие технологий диджитализации корпоративных действий. Начинается активная фаза развития нашего блокчейн-проекта. В этом году мы выйдем с принципиально новой линейкой информационных продуктов на новом ресурсе nsddata.ru. Аккредитация Ценового центра НРД Банком России даст мощный импульс развитию этого сервиса. Отдельный акцент мы планируем делать на восточном направлении нашего международного сотрудничества.

- Речь о Китае?

- Да, китайский рынок в фокусе нашего сегодняшнего внимания. Мы подписали три меморандума о взаимопонимании - с тремя китайскими ЦД. В частности, договорились координировать усилия по исследованию возможностей использования технологии блокчейн в посттрейдинге. С одним из китайских игроков - это Депозитарно-клиринговая корпорация Китая, China Securities Depository and Clearing Corporation Limited, обслуживающая Шэньчжэньскую и Шанхайскую фондовые биржи, договорились уже об имплементации некоторых прикладных решений.

Помимо этого, продолжим работу с другим ЦД - CCDC, обслуживающим долговые бумаги на китайском рынке, над организацией взаимного доступа на рынки друг друга. Как только получим разрешение от китайского регулятора, будем готовить уже технические решения. Работать как с Euroclear, только уже на восточном направлении.

Размещение ОФЗ, номинированных в юанях, - триггер, который поможет реализовать этот проект и наполнить его содержанием.

Дата публ./изм.
31.01.2017
Script Execution time: 0,109
14 queries used