Email:
Пароль:
О НАУФОР
Членство в НАУФОР
Стандарты и рекомендации
Информационные материалы
Аттестация и обучение
Мероприятия
"Вестник НАУФОР"

Владимир Потапов (Вестник НАУФОР №11 2014)

Владимир Потапов председатель совета директоров "ВТБ Капитал Управление Активами"

"ПРОВОДНИК ИНВЕСТИЦИЙ В РОССИЮ" Интервью.

Две базовые составляющие успеха в инвестиционном бизнесе - это профессиональная команда и качественные процессы

Председатель совета директоров "ВТБ Капитал Управление Активами" Владимир Потапов рассказывает "Вестнику НАУФОР" о том, в чем заключается институциональный подход к инвестиционному бизнесу и когда нужно фокусироваться на риск-менеджменте и комплаенсе, а не только каналах дистрибуции.

- Владимир, что входит в круг ваших полномочий как руководителя "ВТБ Капитал Управление активами"?

- "ВТБ Капитал Управление Инвестициями" - одно из ключевых направлений деятельности "ВТБ Капитал", инвестиционного бизнеса ВТБ. К компании я присоединился в июне 2010 года и первые два года занимал позицию глобального руководителя ликвидного бизнеса (ликвидный бизнес - это операции с паями ПИФов, акциями, облигациями, со средствами институциональных инвесторов, также это означает работу с международными клиентами). C начала прошлого года я также отвечаю за альтернативные инвестиции и, кроме того, возглавляю компанию как председатель совета директоров. Такое возрастание компетенций и ответственности не стало для меня большой проблемой, поскольку основа нашего сегодняшнего бизнеса - все те же ликвидные инвестиции, которые последние четыре года мы довольно активно наращиваем.

Наше принципиальное отличие от других компаний - это институциональный подход к бизнесу.

- Институциональный подход - что это значит?

- Изначально была идея сделать компанию для инвесторов, которые разбираются в бизнесе управления активами - настоящего институционального менеджера в его классическом понимании. То есть акцент должен быть сделан на качественный продукт, который был бы востребован как внутренними, так и внешними клиентами и партнерами. Ориентир не на собственную дистрибуцию, а на то, чтобы наш очень качественный продукт в соответствующей упаковке был представлен у как можно большего количества партнеров.

Мы сделали серьезные инвестиции в операционные системы, процессы, продукты, команду. Работа с международными инвесторами предполагает соблюдение жестких требований по раскрытию информации и прозрачности деятельности компании. Это касается всех сторон работы: как устроена система отчетности, какие выстроены процессы претрейд- и посттрейдконтроля работы управляющих, уровень автоматизации этих процессов, какая команда управляющих, сколько лет они вместе работают, какой у команды трек-рекорд и др. В тот момент не все компании делали серьезный акцент именно на продукте. Нам удалось создать качественный инвестиционный российский продукт, обеспечивающий приток инвестиций в Россию. Фокус был сделан на рынки России и СНГ. Была построена диверсифицированная продуктовая линейка, которая покрывает все целевые классы инвестиций в нашем ключевом регионе. Наняты профессиональные команды в недвижимости, ликвидном бизнесе (акции, облигации, инфраструктура, ЗПИФы). Отстроена система риск-менеджмента, и автоматизировано большинство процессов управления и контроля за инвестициями.

Следующим стал вопрос дистрибуции. Нужно было доказать партнерам, что наш продукт качественный, и с нами имеет смысл работать. Сейчас наши продукты предлагает ВТБ-24, "Сити Банк", "Нордеа Банк", Банк Москвы и многие другие банки. Мы также представлены на нескольких международных дистрибутивных платформах.

Все это время мы, по сути, работали в трех направлениях. Первое - это постоянное улучшение продукта и сохранение профессионализма команды. Инвесторы очень нервно реагируют на ключевые изменения в инвестиционной команде. У нас нет большой ротации кадров, но при этом мы постоянно усиливаем команду лучшими людьми с рынка.

Кроме этого, мы, наверно, единственная управляющая компания, в которой внедрена программа долгосрочной мотивации менеджеров. Это тоже элемент долгосрочной стабильности команды. На рынке управления активами один год сильно отличается от другого. Поэтому очень важно, чтобы портфельные управляющие и другие ключевые менеджеры понимали, что их мотивация зависит не от результатов одного конкретного года, но от перспективы долгосрочного развития.

Второе направление - это процессы. Мы - единственная управляющая компания в России, которая использует, наверно, самую современную систему управления портфелями - Charles River Investment Management. Эту систему используют многие управляющие с мировым именем. Система позволяет осуществлять претрейд- и посттрейдконтроль в формате, при котором отслеживаются тысячи параметров с дополнительными модулями риск-менеджмента. Все детали риск-менеджмента, комплаенс и процедур в нашей компании не просто описаны в документах - они реально внедрены, и мы по ним живем. Наши процедуры корпоративного управления отстроены на уровне процедур первоклассного глобального банка. Очень много процессов у нас связано с лондонским офисом "ВТБ Капитал", который работает по требованиям и стандартам британского регулятора рынка. Так что английскую лицензию на управление активами мы можем получить в любой момент, так как полностью соответствуем этим стандартам.

Параллельно с этим "ВТБ Капитал Управление Инвестициями" сфокусирован на риск-менеджменте. Мы используем собственные кредитные рейтинги. Клиенты компании часто пользуются нашей кредитной экспертизой. То есть помимо того, что мы управляем их активами, мы также предоставляем клиентам качественную аналитику и риск-анализ.

С инвесторами у нас идет постоянная работа. Кроме аналитического департамента, существует департамент по кредитным и рыночным рискам. Мы также проводим с инвесторами довольно активную информационную работу просветительского характера. У нас выходит ежемесячная аналитика, большой квартальный анализ по всему рынку, не только российскому, но и глобальному. На нашу аналитику подписано примерно семь тысяч адресатов, не считая клиентов розничных фондов. Для международных инвесторов мы готовим регулярные отчеты на английском языке.

Понятно, что при выстраивании отношений с инвесторами нужно находиться ближе к ним. У нас есть очень фокусированные каналы продаж: в Дубае, Лондоне, Женеве. Сейчас мы смотрим на Азию. Третье направление - диверсификация. Наша компания никогда не ориентировались на какую-то одну группу клиентов, а позиционировала себя от продукта. Мы говорили клиентам: вы думаете об инвестициях в России или СНГ? Тогда каков бы ни был ваш профиль - суверенный глобальный фонд, российский пенсионный фонд, страховая компания, розничный-инвестор, - наша компания найдет для вас интересные инвестиционные идеи и инструменты.

Такая диверсификация, при том, что мы предлагаем монопродукт, наверно, тоже отличает нас от других инвестиционных компаний.

При этом мы не пытаемся убедить партнеров в том, что можем управлять любыми активами и не предлагаем невероятные глобальные стратегии.

- С процессами все понятно: вы купили самый крутой софт. С командой тоже все понятно: вы взяли лучших людей. Хотелось бы немного подробнее поговорить о продуктах. В чем плюсы рынка России и СНГ? За счет чего вы обеспечиваете ширину линейки и ее качество?

- Недавно мы завершили процесс объединения фондов УК Банка Москвы. При этом мы, как обычно, стремились не к расширению линейки, а к тому, чтобы качественно сделать определенный набор продуктов.

А качество продуктов обеспечивается как раз комбинацией команды и процессов. В инвестиционном бизнесе, как мне кажется, команда и процессы - это две базовые составляющие успеха. Плюс, конечно, постоянная обратная связь с клиентами. На начальной стадии они даже еще могут не быть нашими клиентами. Но у нас в любом случае есть для них собственная аналитика и желание их обучать и делиться своими знаниями, а потом уже вместе подумать, можем ли это превратить в какой-то совместный бизнес.

Итак, уже много раз сказано, что у нас есть профессиональная команда и есть процессы, которые она контролирует. В кризис, например, наш риск-менеджмент сработал очень четко. Мы "резали" операции с акциями, и в итоге ни одного счета с негативным результатом у наших клиентов не было.

Мы постоянно поддерживаем связь со своими клиентами и пытаемся превратить полученную информацию и знание в продукт. И так как наша компания обладает диверсифицированной клиентской базой, то у нас есть возможность какое-то время даже спонсировать определенные продукты, если мы в них верим.

Сейчас мы активно присматриваемся к китайскому рынку. Думаю, что-то сделаем вместе с китайскими партнерами. У нас нет неподкрепленных амбиций, а есть здравый, прагматичный подход. Мы действительно команда единомышленников, где каждый хочет что-то сделать для общего дела. В такой среде постоянно идет поиск идей для расширения бизнеса.

- Какие новые идеи нашлись в последнее время?

- Сейчас мы придумали и уже открыли новый сегмент бизнеса - опционные программы через ЗПИФы. Такого рынка ранее не существовало. Мы уже сделали четыре программы, и сейчас готовим к выходу пятую. Этот инструмент - закрытый паевой фонд как механизм реализации опционных программ - мы создали буквально с нуля. В процессе пришлось решать огромное количество вопросов. В результате оказалось, что в российском правовом поле нет более удобного инструмента, нежели ЗПИФ, - и для участников, и для спонсоров программы, и для конкретных менеджеров.

А так как мы сделали такую программу первыми и в настоящий момент ее уже “обкатали”, то теперь другим игрокам войти в этот рынок очень сложно. Рынок имеет специфику, по нему должна быть соответствующая экспертиза. А мы уже поработали в партнерстве и с PriceWaterhouseCoopers, Deloitte Touchе, с Ernst & Young. Теперь они уже сами рекомендуют нас клиентам и зовут наших сотрудников выступать на программах, которые проводят консультанты большой четверки для HR-директоров по всей России.

- Есть информация, что вы окончили китайскую школу. Что это был за опыт?

- Я окончил в Москве школу, где основным языком был китайский, затем продолжил изучать китайский язык в ИСАА и затем учился по обмену в Китае.

Школу для меня выбрал мой отец, он не был связан с Китаем по работе или биографически. Просто он считал, что это страна с огромными перспективами.

Потом китайский сюжет ушел в сторону, моя карьера стала складываться в России.

И вот теперь, по прошествии 15 лет, уже в самой России произошел новый поворот в сторону Китая.

- Многие финансисты скептически оценивают наши возможности поворота к Китаю: говорят, что китайцы очень сложные переговорщики, что нам никогда не понять друг друга, что бизнес с ними не получится.

- Я не согласен с этим. Глупо думать, что денег вам дадут сразу после первой встречи. Но так неправильно думать по отношению к любому инвестору. Если по какой-то счастливой случайности в России кто-то получил деньги после первой встречи, это не значит, что так устроена инвестиционная отрасль в целом.

Поясню примером. В этом году мы заключили хорошую сделку с одним глобальным суверенным фондом, который передал нам приличную сумму денег и мандат на акции в управление. Но предварительно мы вели переговоры с этим фондом два с половиной года. Были опросники, встречи, фонд проводил анализ команды. Операционный директор фонда провел в нашем офисе два дня, встречаясь со всеми сотрудниками - с бэк-офисом, финансистами; смотрел все наши операционные системы. И китайцы ровно такие же. Они все обучались бизнесу на Западе, и требования к бизнесу у них будут не меньше.

Следует признать, что на сегодня проникновение российских продуктов в Китай и китайских - в Россию минимально. Но потенциал большой! Надо еще понимать, что китайский инвестиционный рынок только сейчас начинает открываться для инвестиций вне Китая. Если до этого у Китая основная задача была - привлечение инвестиций и вопросы диверсификации, то сейчас ситуация другая. Инвестиций у них достаточно, стоит вопрос о недопустимости пузырей. Вопрос диверсификации национальных денег стоит у них очень непраздно. Инвестиционные портфели, например, китайской страховой компании очень концентрированны.

Поэтому я думаю, что потенциал у отношений Россия-Китай есть. У них в настоящий момент есть деньги, а у нас - готовность эти деньги принимать. При прагматичном подходе и понимании, что Китай безвозмездно и без собственного интереса ничего делать не будет, вероятность развития бизнеса есть.

- Коллеги жаловались, что китайцы жесткие переговорщики, что у них даже не двойное, а тройное дно, что у нас разная культура. Значит ли это, что культурная разница между нами не может быть преодолена?

- Абсолютно нет. Если вы пришли к ним за деньгами, то и должны вести себя как человек, который пришел за деньгами. В чужой огород со своей культурой не ходят.

- Как вы оцениваете переключение с западных рынков на капитал иного происхождения? Какие здесь риски?

- Основная проблема в том, что это небыстрые деньги. Это не то, чтобы риски. Главный вопрос - некоторое разочарование. А точнее, осознание, что китайские деньги не придут по мановению волшебной палочки. Над этим надо работать. Но тренд есть. Просто по объему европейские деньги занимали на российском рынке значительное место, и сказать, что в моменте можно заменить европейское финансирование на китайское, нельзя. Это еще один повод задуматься о диверсификации. Да, это сложно, но если суметь диверсифицироваться за счет Азии, это будет огромным преимуществом.

Думаю, что и европейские деньги на нашем рынке останутся, все будет постепенно нормализоваться. Но диверсификация - это вектор для всех. Не могу сказать, что прежде мы очень плотно смотрели на китайский рынок, потому что компании, мягко говоря, было чем заняться. У нас были роуд-шоу в Цюрихе, Женеве, Стокгольме. В Гонконг мы приезжали не чаще раза в год.

Желание поработать на этом рынке было давно, а сейчас все так складывается, что мы идем туда уже по конкретным поводам.

- Было ли для вас на инвестиционном форуме "Россия зовет!" что-то новое - в плане, может быть, прорывных сделок или понимания каких-то новых трендов?

- Мой Форум - это многочисленные встречи с международными инвесторами и интервью с иностранными журналистами. Например, с китайскими журналистами вместо запланированного получаса мы проговорили полтора часа. И это удивительно; это означает, что интерес к нашей стране в Китае действительно есть. В прошлом году на этом же Форуме у меня была в лучшем случае одна встреча с китайской прессой. А сейчас интерес у них к нам огромный. Это значит, что есть желание все двигать дальше.

Но история Россия-Китай не будет самой простой и быстрой.

Дата публ./изм.
11.12.2014